2016-11-30T16:00:02+03:00
Комсомольская правда
5

На Ставрополье слушается громкое дело о наследстве в 300 млн рублей

Правоохранительной системе понадобилось 6 лет, чтобы разобраться в этом делеПравоохранительной системе понадобилось 6 лет, чтобы разобраться в этом деле

Марзият Асанова и Лела Хутова обвиняются в незаконном приобретении права на имущество умершего

ЗАВЕЩАНИЕ ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ

История, которая разыгралась в 2010 году на Ставрополье как бытовая любовная драма, спустя шесть лет стала кроваво-криминальной трагедией. Правоохранительной системе понадобилось 6 лет, чтобы разобраться в деле о крупном наследстве.

Итак, в 2010 году вышедший на пенсию вдовец Михаил Глоба решил переехать из холодного Сургута на юг - в Кисловодск. В поисках подходящего жилья познакомился с директором местного агентства недвижимости 47-летней (на тот момент) Лелей Хутовой. Узнав, что Михаил Николаевич долгие годы работал бухгалтером крупного предприятия и заработал состояние около 800 миллионов рублей, женщина принялась окружать вниманием состоятельного мужчину. Но Михаил Глоба, видя такой напор, в какой-то момент отказался даже общаться с ней и уехал в Краснодар.

- В Кисловодске она часто наведывалась к нему домой, под разными предлогами искала встреч, - рассказал брат Михаила, Александр Глоба. - А потом в дело вступили ее кавказские родственники, которые, стали требовать от него, чтобы он женился.

По словам Александра Глобы, и в Краснодаре женщина нашла Михаила Николаевича и не перестала одолевать - то денег на лечение попросит, то якобы по делам потребует встречи. Михаил Николаевич однажды дал денег на операцию, но попросил больше его не беспокоить.

А 14 октября 2011 года его обнаружили в собственной квартире в Краснодаре, жестоко избитого, с проломленной грудью и головой. Злоумышленники воспользовались тем, что Михаил Николаевич остался один дома, а сына Алексея отправил по семейным делам в Москву. Кто к нему заходил и что случилось, уже наверное и не узнать. Его доставили в краевую клиническую больницу, где спустя 26 дней, не приходя в сознание он скончался. Уголовное дело тогда почему-то возбуждать не стали (дело, после многочисленных жалоб, было возбуждено только в июле 2013 г. – почти через 2 года!).

- Следователи посчитали, что в квартире было много бутылок с алкоголем и мой отец сам нанес себе столько увечий, - вспоминает сын Михаила Глобы Алексей. - Хотя отец никогда не злоупотреблял выпивкой. Да и характер повреждений говорил о жестоком избиении, скорее, даже, пытках.

Сын Алексей Глоба был единственным наследником, согласно завещанию, которое отец составил в 2010 году в Санкт-Петербурге, но после его таинственной смерти вдруг узнал, что объявился еще один претендент на наследство - та самая риэлторша Леля Хутова. Она заявила, что 12 апреля 2011 года Михаил Глоба в присутствии нотариуса Марзият Асановой оформил завещание на нее, и произошло это в далеком городе Чегем, Кабардино-Балкарской Республики. Женщина претендовала на половину состояния, а объясняла такую щедрость тем, что была сожительницей Михаила Глобы. Правда, документ, который представила она, был довольно странным: он содержал грубые ошибки, как в указании завещанного имущества, так и в фамилии сына Алексея - ГОЛба.

- Михаил Глоба по жизни был человеком грамотным и очень внимательным. Он занимал много лет должность главного бухгалтера в крупной нефтяной компании, - говорит адвокат Павел Сафонов. - А тут - множество грамматических и фактических ошибок в адресах и названиях имущества, к тому же подписано завещание не самим Михаилом Глобой, а чужой рукой. Якобы, в день подписания завещания, 12 апреля, он страдал слабым зрением, и доверил подписать документ рукоприкладчику, некой гражданке из Кабардино-Балкарии Балкаровой А.К.

СУДЕБНЫЕ ПОВОРОТЫ

Вопросов по факту возникновения такого завещания возникло очень много, и Кисловодский городской суд наследницей Лелю Хутову не признал. Тогда Хутова подала жалобу на это решение в вышестоящую инстанцию — в Ставропольский краевой суд, а заодно решила подстраховаться на случай, если завещание так и не признают.

- 26 марта 2012 года она направила в Кисловодский суд новый иск - о признании ее иждивенкой, более года находившейся на содержании у Михаила Николаевича. В этом случае после его смерти она могла бы претендовать на часть наследства, - рассказывает адвокат Павел Сафонов. - Кисловодский суд этот иск также не удовлетворил и иждивенкой ее не признал, но в этом уже отпала надобность, так как 20 ноября 2012 года неожиданно Ставропольский краевой суд признал завещание действительным по формальным признакам.

В качестве наследницы Хутова принялась активно снимать деньги и переоформлять на себя акции и имущество покойного Михаила Глобы, а чтобы второй наследник, сын Алексей Глоба, не мешал своими подозрениями и проверками, стала заявлять новые иски, в Ленинский районный суд города Краснодара (по месту прописки Алексея), который выносил в ее пользу поистине судьбоносные решения: о признании Алексея недостойным наследником и лишения его доли наследства; о признании за ней права на квартиры, которые принадлежали покойному; о признании за ней прав на все акции крупной нефтегазовой компании на сумму 400 млн рублей. Интересы Хутовой в Ленинском районном суде Краснодара представлял бывший сотрудник службы судебных приставов Ставрополья Вячеслав Сауткин.

- Он стал поистине золотым талисманом, так как все иски, которые представлялись с его подачи в Ленинский районный суд Краснодара, чудесным образом имели положительный исход. Квартиры в в Санкт-Петербурге, Краснодаре и Сургуте были признаны собственностью Хутовой. При том что квартиры в Сургуте и Краснодаре принадлежали не Глобе, а иным лицам, сделки недействительными не признавались, вопрос добросовестности приобретения не исследовался, а бывшего собственника выселяют просто в никуда, - продолжает адвокат Павел Сафонов. - Другой пример: право собственности Хутовой на квартиру в Краснодаре было зарегистрировано в то время, когда на квартиру был наложен судебный арест (регистрация собственности в 2015, а арест от 2013 - не снят!). И таких фактов, связанных с Ленинским районным судом, можно привести много.

Скан справки

Скан справки

Тем временем сын покойного Алексей Глоба параллельно начал свое расследование, с самого начала понимая, что завещание Лели Хутовой - липовое.

- Он обратился с заявлением в Федеральную нотариальную палату, и когда оттуда пришел ответ, стало ясно: сведения о поддельном завещании в пользу Хутовой были внесены в компьютер и отправлены на сервер нотариальной палаты 28 ноября 2011 года, - говорит адвокат Павел Сафонов. - То есть спустя неделю после смерти Михаила Николаевича. А это подтверждает, что документ подложный.

Когда это выяснилось, Алексей сразу же обратился в правоохранительные органы Ставрополья. Дело расследовалось с участием сотрудников Главного следственного управления МВД региона под контролем Генеральной Прокуратуры. Завещание было признано ненастоящим, а против женщин, его составивших, было возбуждено уголовное дело. В январе 2016 года Ставропольский краевой суд отменил решение от 2012 года и признал завещание недействительным. Недобросовестного нотариуса Марзият Асанову осенью 2015 года взяли под стражу, а вот Хутову пришлось объявлять в федеральный розыск.

- Она скрывалась. Но 9 марта 2016 года она появилась в одном из банков Москвы в сопровождении 2 лиц, чтобы перевести на себя крупную сумму денег со счета Михаила Николаевича. Служба безопасности банка вызвала полицию, Хутова была задержана и доставлена в Ставропольский край, - рассказывает адвокат Павел Сафонов.

Сейчас обе женщины находятся под стражей, а уголовное дело по факту мошенничества слушается в Кисловодском городском суде. Пока процесс идет к логичному финалу, в деле возник очень интересный прецедент, на который так сильно рассчитывает Леля Хутова.

- Леля Хутова уже дважды подавала в Кисловодске иски о признании ее иждивенкой для того, чтобы суд признал ее наследницей, потерявшей кормильца, - рассказывает адвокат Павел Сафонов. - В первый раз это было в 2012 году, второй - в 2016-м, когда уже стало совсем очевидно, что представленное ею завещание, - грубая подделка. Оба иска она проиграла в Кисловодском городском суде. Но сейчас она, являясь подсудимой по делу о липовом завещании, подает третий иск об иждивении, но уже в "хорошо знакомый" Ленинский районный суд Краснодара. Это удивительно, так как обстоятельства не изменились. И как такое возможно? Мы нашли ответ на этот вопрос. На днях стало известно, что каким-то чудом Леля Хутова, с марта 2016 года находящаяся в СИЗО Пятигорска в Ставропольском крае, сумела 9 августа прописаться на улице Чекистов города Краснодара - на территории Ленинского районного суда г. Краснодара. Именно такая справка была приложена в документах к иску. Помог ей в этом все тот же ее представитель - Вячеслав Сауткин. Именно он принес туда иск о признании Хутовой иждивенкой. Заседание уже назначено на 2 декабря. Мы сделали запрос, как стал возможен такой прецедент, замешаны ли в этом деле сотрудники миграционной службы, либо кто-то другой. Но в любом случае настолько грубое нарушение закона теперь не пройдет незамеченным.

«Комсомольская правда на Северном Кавказе» будет следить за ходом слушаний.

МЕЖДУ ТЕМ

Не обошлось это расследование и без потерь для сотрудников правоохранительных органов.

- Один из сотрудников ФСБ, который в 2012 году приложил немало сил к выявлению незаконной деятельности Лели Хутовой, попал под следствие. В 2014 году силами военного следственного отдела по Краснодарскому гарнизону СК РФ в отношении него было возбуждено уголовное дело по обвинению в коррупции. Ход расследования по этому делу вызывает у нас вопросы, особенно учитывая, какую принципиальную позизицию занимал сотруник ФСБ при выявлении деятельности Хутовой, - отмечает адвокат Сафонов.

Приговор по этому делу вынесен, но не вступил в силу. Заседание апелляционного суда по делу сотрудника УФСБ назначено на 2 декабря.

Еще больше материалов по теме: «Общество Северного Кавказа»

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24