Северный Кавказ
Звезды

Организаторы «Чернозёма»: «Мы решили ответить на все острые вопросы и развеять домыслы»

Почему подготовка к фестивалю велась до «последнего», сколько в мероприятие вкладывается бюджетных средств и почему его все-таки отменили
"Чернозём" должен был стать одним из самых ярких событий этого лета

"Чернозём" должен был стать одним из самых ярких событий этого лета

Фото: Татьяна ЧЕРНЫШЕВА

14 августа должен был состояться первый день фестиваля «Чернозём». Напомним, мероприятие отменили в среду 12 августа. Сейчас организаторы мероприятия решили ответить на все острые вопросы и развеять домыслы, которые в последние дни сопровождают фестиваль в разных средствах массовой информации и социальных сетях.

О бюджетных деньгах на фестивале:

Первый фестиваль был личной инициативой организаторов, тогда мы были наивны и рассчитывали вложить денег, продать билеты и заработать. Но потом быстро пришло понимание, что это очень сложный вид бизнеса. Было трудно воплотить в жизнь этот проект, доказать ведомствам и службам, что это безопасно, согласовать с различными структурами, сложно было даже уговорить артистов участвовать в фестивале, у которого нет репутации. Первый «Чернозем» состоялся в 2015 году, финансовый результат был минусовым, мы ничего не заработали, кроме репутации «Самого душевного события». В этот же год мы стали номинантами, лауреатами и победителями нескольких премий в области событийного туризма. Было желание продолжать, но финансово мы уже не могли на это решиться. Администрация Тамбовской области оценила это событие, и предложила финансовую и организационную помощь. Начиная со второго фестиваля, «Чернозем» проходит при финансовой поддержке администрации области. В разные годы сумма этой поддержки составляет от 30 до 40 % всех затрат фестиваля. В открытых источниках имеются все сведения о финансировании, производится это путем законодательно установленной процедуры. Событие такого масштаба невозможно организовать без взаимодействия с органами власти, нам всегда помогали в части консультаций, согласования, организации и прочего взаимодействия различные органы полиции, ГИБДД, управления городского хозяйства, Автодор «Каспий», крупные и мелкие предприятия. И всем им мы очень благодарны.

Почему до последнего вели подготовку:

2020 год оказался сложным для всех. Мы надеялись на лучшее, да – было желание провести фестиваль, он последний, практически, в сезоне, и надежда на снятие ограничений была. В июне решался вопрос о переносе, но было уже так много сделано и внешняя ситуация внушала уверенность, что получится, поэтому продолжили готовиться. Мы постоянно взаимодействовали с различными органами по вопросам организации фестиваля, наблюдали за обстановкой, и была уверенность, что все получится. Пришли к тому, что за два дня до начала принято решение о переносе. Мы законопослушные граждане и понимали, что постановления разных органов власти вступают в противоречия. Разобраться до фестиваля уже не представлялось возможным, имели мы право проводить или нет, поэтому было принято решение перенести. Это было единственным на тот момент честным решением по отношению к нашим зрителям, которые планировали, потратились, но еще имели возможность скорректировать свои планы, а если допустить, что фестиваль начнется и тут же прекратится, получается еще более худший вариант. Кстати, Роспотребнадзор отозвал свой иск из суда, мы же, напротив, подали свой иск в суд о правомерности запрета Роспотребнадзором нашего фестиваля.

Почему повышали цены:

Подготовка к фестивалю идет целый год, и уже в июне мы понимали, что в убытках. Были проведены переговоры со многими артистами и контрагентами о предоставлении возможности отсрочки по оплате и прочих условий. Мы ждали снятия ограничений и, конечно, последнее повышения цен, это наше желание уйти от убытков, которые нас настигали. По поводу заработков организаторов на этом мероприятии можем сказать, что мы все живем в Тамбове, многие знают нас лично, наши дети ходят в обычную школу, у каждого из нас есть работа, где мы тоже на виду, образ нашей жизни доступен и известен, поэтому есть возможность судить, что ни о каких сверхприбылях речи быть не может. Да, мы хотим превратить этот фестиваль в бизнес, но пока не получается. То ли мы плохие бизнесмены, то ли бизнес такой.

Этот год особенный для нас не только из-за общей ситуации с вирусом, мы впервые оказались внутри политических баталий. Нас пытаются втянуть в политические дрязги, хотя наш фестиваль всегда позиционировался как аполитичный. Глава региона посещал фестиваль, но как обычный зритель, никогда у нас не было VIP-зон и выделения каких-то категорий гостей. На нашей сцене выступают разные артисты с разной позицией, но мы всегда просим, чтобы на сцене не звучало никаких лозунгов.

Про душевность зрителей:

Даже не состоявшись, этот фестиваль остался для нас «Самым душевным событием года». Мы получаем огромное количество обращений с поддержкой, с сочувствием, с предложением помощи. Буквально вчера зрители пришли на поле и просто помогали убирать конструкции. Мы получаем предложения об организации сбора средств на компенсацию убытков, но пока не чувствуем за собой морального права воспользоваться этим. Чувство вины, что не оправдали доверия, не смогли оценить и предугадать ситуацию, у нас есть, это очень жестокий урок.

Уже сейчас, после отмены фестиваля в связи с различными толкованиями наших действий к нам приковано повышенное внимание правоохранительных органов, на нас сыплются запросы о расходовании бюджетных средств, обо всех финансовых операциях в разные годы. Мы активно сотрудничаем в предоставлении информации, а вся наша деятельность максимально прозрачна.