Северный Кавказ
Общество

Мальчик Миша, просивший Путина вернуть его бабуле, так и живет в детдоме

«Внука мне не вернули, его поселили в приют на другом конце Москвы. Наверное, чтобы подальше от меня», - говорит бабушка
Парень не побоялся подойти к президенту и попросить помощи. Фото: Канал "Россия 1".

Парень не побоялся подойти к президенту и попросить помощи. Фото: Канал "Россия 1".

Мировая старушка

Эта история началась полгода назад, в феврале 2020-го. Президент приехал на открытие парка аттракционов «Остров мечты» в Москве. В этот день там отдыхали дети из интернатов. Естественно, с появлением президента всем стало не до аттракционов. Дети ринулись фотографироваться с Путиным.

И 13-летний мальчик Миша ринулся. Но, оказалось, ему не нужны ни аттракционы, ни пряники-конфеты. Прорвавшись к Путину, он попросил: «Пожалуйста, помогите мне вернуться домой к бабуле».

Эту трогательную сцену показали по всем телеканалам. Тут же судьбой мальчика обеспокоились правозащитники и политики. Вокруг Миши и его бабули Елены Юрьевны Тимофеевой все закрутилось.

Выяснилось, она бабушка Миши по отцовской линии. Выпускница Плехановки. Всю жизнь трудилась в общепите. Миша живет с бабушкой фактически с рождения. Его отец и мать развелись, мальчик остался у папы. 4 года назад отца нашли мертвым в подъезде соседнего дома. Что случилось, непонятно. Мать умерла еще раньше.

Я в феврале побывала у Миши дома и поговорила с Еленой Юрьевной. Мировая женщина! Очень харизматичная. Между бабушкой и внуком теплые отношения. Да, тут нет строгости, зубрежки, уроков (основные претензии органов опеки - мальчик много прогуливал школу). Но есть главное - любовь и уважение. Только такая бабуля могла вырастить внука, который, если надо, до Путина дойдет.

«У него шаляпинский бас»

Потом был карантин. В августе звоню Елене Юрьевне.

- Алло, здравствуйте! - слышу на том конце провода детский голос.

- Ура! Миша, ты дома!

- Нет. Меня на несколько дней отпустили к бабуле. Я так и живу в детдоме, вот уже скоро год, - погрустнел ребенок. - И я по-прежнему очень хочу домой. Нет, вы не подумайте, что меня в приюте обижают. Все хорошо. Но я хочу домой!

- Очевидных причин не возвращать мне внука нет, - объясняет Елена Юрьевна. - Я не пью, не курю. Холодильник битком. Дома все есть, даже рояль и аккордеон. Меня обвиняли в том, что я не уделяю внимания внуку, что он плохо учится. Но это неправда! Я дважды в неделю возила его в музыкальную школу, у Миши уникальный голос, шаляпинский бас! А теперь, в детдоме, все это потеряно. Никто мальчиком не занимается.

Его перевели в другой детдом - надо ездить через всю Москву. А по телевизору сказали, что Мишу вернули домой! Но это вранье.

Елена Юрьевна очень надеется, что внука ей все-таки вернут. Фото: Личный архив Д. Карпицкой

Елена Юрьевна очень надеется, что внука ей все-таки вернут. Фото: Личный архив Д. Карпицкой

«Говорит, гулять. А сам - в банду!»

Основные претензии опеки были в том, что мальчик не посещал школу.

Из материалов суда:

«Михаил Т. пришел в школу один раз 17 июня для сдачи зачета по ИЗО. По другим предметам зачеты не сданы. Справка о причине пропуска опекуном не предоставлена», - показывает бумажку Тимофеева. На ней красным карандашом написано: «Такое распределение экзаменов говорит о преступном отношении к моему внуку».

Читаем далее:

«У законного представителя не сформированы родительские компетенции, сохраняется неэффективная, попустительская воспитательная позиция. Приемный родитель не понимает возрастные психологические особенности подопечного, не пытается менять поведение в семье… Нахождение малолетнего Михаила Т. в семье бабушки противоречит его правам и интересам...»

- Он посещал, когда состояние здоровья позволяло. Ну если ребенку нужно поспать из-за самочувствия, то пусть спит. У Миши, как и у его отца, детское течение гипотонии, из-за этого кровь шла из носа или желудочные припадки были. В школу несколько раз вызывали скорую, у меня есть выписки от медиков. Но на суде по лишению меня опекунских прав школа ничего этого не подтвердила. На этом суде столько вранья было. Что-то говорили про домашнее обучение, на которое я никогда не была согласна. Мишеньку даже собирались отправить чуть ли не в колонию. Руководитель детской комнаты милиции говорила мне: «Ваш внук вам все врет, говорит, что идет гулять, а сам в банду!» В какую банду? Я знаю своего Мишу прекрасно. И гулять мы часто вместе ездили в парки.

- Наверное, Путину доложили, что все хорошо, мол, разобрались и вернули ребенка. После той шумихи приехала женщина из аппарата детского омбудсмена Анны Кузнецовой. Говорит, Мишу вам вернут. Но сначала надо подписать какие-то бумаги. Ну мы поехали в приемную Кузнецовой. И бумаги были не о возврате ребенка, а о «гостевой форме опеки», и то не на меня, а на крестного. Получается ни то ни се, и ребенок ничей. Я отказалась, случился скандал. Вот и все. Сейчас я не понимаю, что делать и куда писать. Интернетом я пользоваться не умею, а сейчас все в электронном виде.

- Как у Миши сейчас с учебой? Со здоровьем?

- Какая там учеба в детдоме? Все по облегченной программе, математика слабенькая. На музыку Мишу тоже никто не водит. Я как не позвоню, он то пол моет, то посуду, то сам моется. Со здоровьем лучше, но ему уже скоро 14 лет, перерастает потихоньку болезнь. Мы созваниваемся ежедневно. Сейчас его отпустили домой на несколько дней.

В конце трубку снова взял Миша:

- Я очень хочу домой к бабуле. Очень. Я буду учиться и буду ее слушаться. Я все понял.

Не делайте сирот

Учится теперь Миша на 4 и 5. Но неужели оценки важнее семьи и близкого человека рядом?

- Да, те семьи, с которыми взаимодействуют соцслужбы и службы опеки, обычно непростые, конфликтные, не очень договороспособные, - говорит «КП» Елена Альшанская, руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». - С разными идеями в голове, иногда странными. У них обычно куча сложностей. Только изъятие детей - это не инструмент решения проблем. Это страшнейшая травма для всей семьи. Если эти семьи не обращаются с ребенком жестоко и хотят заботиться о нем, значит, надо искать способы помочь, поддержать, обучить родителя, а не делать из детей сирот.

Вариантов сохранить семью и при этом заставить мальчика учиться много: кадетские корпуса, школа-пятидневка, приходящие домой учителя. Но почему-то органы опеки выбрали именно такой радикальный способ - детдом. Но надо же понимать: Миша никогда бабушку из сердца не выкинет, и бабушка Мишу.

Вот как прокомментировали ситуацию в аппарате уполномоченного по правам детей:

- Мальчик сейчас находится не в социальном учреждении, а у крестного отца, на него оформлен гостевой режим. Ребенок беспрепятственно общается с бабушкой и гостит у нее.

Уполномоченный при Президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова, сотрудники аппарата работают по ситуации с мальчиком, который помещен в центр содействия семейному воспитанию, на протяжении нескольких месяцев, находятся на связи с Департаментом труда и социальной защиты населения города Москвы, непосредственно с самим подростком, его бабушкой и крестным.

К сожалению, для возвращения опеки над внуком бабушка отказывается оформлять необходимые документы (справки от нарколога и психиатра). В случае согласия женщины сотрудники соцзащиты готовы оказать ей помощь и содействие в этом.

Ситуация остается на контроле Уполномоченного по правам ребенка до полного ее разрешения.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Мой Миша куда угодно пробьется»: Как жил до детдома мальчик, попросивший Путина вернуть его к бабушке

История 14-летнего мальчика Миши, который на открытии парка развлечений «Остров чудес» вместо того, чтобы веселиться, пожаловался Путину, что его от любимой бабушки забрали в детский дом, облетела все СМИ. Где этот Мишин остров мечты. Как жил ребёнок до изъятия из семьи? “Комсомолка» побывала дома у мальчика и пообщалась с его бабулей (подробности)