Северный Кавказ
Происшествия

Не вынес позора: 85-летний пенсионер покончил с собой после уголовного дела за куст дикой конопли в огороде

«Зачем же ты умер, не доказав, что ты не наркоман?» - плакала на похоронах его 82-летняя вдова Евгения Георгиевна Захарченко. В истории, случившейся в Кабардино-Балкарии, разбиралась «Комсомольская правда»
В Кабардино-Балкарии много дикорастущей конопли.

В Кабардино-Балкарии много дикорастущей конопли.

Фото: Shutterstock

13 августа на официальной страничке МВД по республике в Instagram появилось сообщение под заголовком: «Полицейскими Урванского района изъято около килограмма наркотиков растительного происхождения». И дальше подробности того, кто участвовал в спецоперации (наркополицейские и сотрудники уголовного розыска), фото этого самого наркотика - старый оцинкованный таз с сухой травой. И место преступления - небольшой древний домик с палисадником, стало быть, нарколаборатория. И информация, что выращивалась трава «для личного пользования. В отношении подозреваемого возбуждено уголовное дело». Ничего себе, аж целый килограмм, наверное, наркоман со стажем попался, подумали подписчики паблика.

Тем же вечером соседка прибежала в дом к этому самому подозреваемому злодею - 85-летнему пенсионеру Николаю Макаровичу Захарченко, жителю небольшого поселка Нарткала, что в 20 минутах езды от Нальчика. И показала ни о чем не подозревающим бабушке и дедушке это официальное сообщение.

Наркотики - еда для кроликов

- К нам накануне утром рано в ворота постучались, - вспоминает теперь Евгения Георгиевна. - Я открыла. А потом эти люди домой к нам зашли, а следом 8 полицейских в форме и показывают бумагу, где написано, что тут у нас наркотики, по их информации. Николай чуть не упал в обморок. Но полицейские успокаивали, не волнуйтесь, говорят, это все формальности. Вызвали понятых - наших соседей. Обыск начался, они пару тумбочек только вывернули, а так сразу к сараю, где эта трава в тазу лежала.

В Кабардино-Балкарии в этой местности вообще много дикорастущей конопли. Вот и выросла пара кустов на самом краю их небольшого участка за подсолнухами. Николай Макарович очень плохо видит - катаракта двух глаз. Не заметил даже кустов.

- Кусты заметил сосед, там сетка рабица и видно наш участок. Он и посоветовал вырвать куст. Коля топором его вырубил и в таз - кролям. В этом тазу полицейские коноплю-то и нашли.

Мы объяснили, что кроликам давали эту траву. А самый главный следователь говорит: разве ж животные такое едят? Тогда один из их сотрудников сам пошел и дал кролям пару листиков. А они как захрустели и тут же все съели. Как рассказал понятой, сухой стебель без листьев полицейские обнаружили у колодца. Тогда позвали деда и заставили его выкорчевать. А потом измельчили и тоже в этот пакет убрали.

Николая Макаровича сделали чуть ли не наркобароном.

Николая Макаровича сделали чуть ли не наркобароном.

Смывы с рук

- И сразу женщина какая-то приехала, взяла смывы с рук, - рассказывает Евгения Георгиевна. - Мы тогда вообще не понимали, что это за процедуры. Но после экспертиза показала на руках у Николая эту коноплю. Следователь дал мужу подписать сначала 6 маленьких каких-то бумажек. Потом еще несколько больших. Потом, говорит, объясню, что к чему, но вы не волнуйтесь. Просто формальность. Ну он и подписал не глядя. Деда моего как есть увезли в полицию. И там продержали до вечера. А после соседка прибежала с этим энстаграмом (так бабуля назвала соцсеть), показала нам сообщение про уголовное дело и фото нашего дома. Написано было «для личного употребления». То есть из нашего деда наркомана сделали. Вот тебе и «все будет хорошо».

«Готовься, бабка, передачки носить в тюрьму»

Утром Евгения Георгиевна помчалась в Нальчик искать адвоката.

- Деду ничего не сказала, потому что он плакал, говорил все время: «Позор! Какой позор! На всю республику меня опозорили. Мне уже ничего не поможет».

- Уголовное дело завели так стремительно, в тот же день, - говорит адвокат, к которому Николай Макарович обратился. - Даже у дедушки не спросили, в курсе он, как употребляют эту коноплю. Не опросили ни бабушку, ни соседей. Не взяли выписок из наркодиспансера, с работы характеристики не запросили, ничего.

- Экспертиза изъятого вещества есть в деле? Ее же обычно тоже несколько недель делают.

- Да, обычно время занимают такие проверки. Но опять же не в этом случае. Заключение специалиста было готово в тот же день.

Из постановления о возбуждении уголовного дела:

«13 августа 2020 года в ходе санкционированного обследования домовладения… у Захарченко Н. М. обнаружено и изъято согласно заключениям эксперта № 2812 от 13.09.2020 наркотическое средство - марихуана массой в высушенном состоянии 825,4 г, которые Захарченко Н. М. незаконно приобрел и незаконно хранил в своем домовладении без цели сбыта.

Принимая во внимание, что в действиях Захарченко Н. М. усматриваются признаки преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 228 УК РФ («незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств», срок от 3 до 10 лет заключения), возбудить уголовное дело в отношении Захарченко Николая Макаровича 29.06.1935 года рождения...»

В общем, особо опасный преступник, хранивший наркотик в особо крупном размере, найден и обезврежен практически на месте преступления, у клеток с кроликами.

- С моего подзащитного не взяли подписку о невыезде, ничего такого. Дедушку просто отвезли домой и сказали никуда не уезжать пока. Он тогда 13 августа даже толком и не понял, что стал фигурантом уголовного дела.

«Коля не выдержал»

Ни визит адвоката, ни поддержка жены и детей (их у пары двое, старший сын уже сам пенсионер, дочка живет в Ставропольском крае) не успокоили Николая Макаровича. И как теперь понятно, он стал готовиться к худшему.

- Ой, он в таком был подавленном состоянии. Не ел, не пил, - вздыхает Евгения Георгиевна. - Все плакал. Мне кажется, в полиции его очень напугали, может, как-то грубо обращались, не знаю. Но он был сам не свой. Говорил мне: «Женя, иди, покажу, где у меня деньги скопленные лежат, тебе же передачки мне придется в тюрьму носить».

ФИНАЛ

«Утром встаю, а он в сарае и уже холодный»

- Я 17 августа в Нальчик ездила, так устала. Вот и заснула. А утром встаю, смотрю, кровать его не тронута. Побежала во двор, калитка закрыта на щеколду изнутри, значит, не выходил. Я звала: «Коля! Коля!» А потом в сарай зашла, а он уже холодный. Покончил с собой. Ой, как я закричала, как заплакала, что все соседи сбежались. Вот и все. Нет больше Коли. И записка была предсмертная. Он попросил у всех прощения и написал, что ни в чем не виноват. На похороны все собрались - дети, внуки, соседи, коллеги с работы. Все плакали, не могли поверить, что так случилось. А я на гроб кидалась и все кричала: «Зачем же ты так сделал? Не доказал, что ты не наркоман никакой, и умер! Оставил нас со всем этим», - плачет и плачет старушка.

По факту смерти Николая Захарченко СК по республике затеяна следственная проверка. Стоит вопрос о возбуждении уголовного дела по статье «доведение до самоубийства». СК и Генпрокуратурой начато служебное расследование и в Урванском отделении полиции, которое завело дело против пенсионера. Начальник отдела уже отстранен от занимаемой должности. Только вот деда уже не вернуть.

P. S. «Два два восемь» - это самая народная статья. По ней в тюрьмах России сидит самое большое число осужденных. Причем сажают в основном мелких закладчиков, потребителей за 1 - 2 грамма вещества. А сроки огромные - 5, 7, 8 лет. И практика подкидывания наркотиков неугодным возобновилась, вспомнить хотя бы громкое дело журналиста Ивана Голунова. Вещество есть, смывы с рук есть - все, уголовка готова. Но так, чтобы брались за пенсионеров, я пока не слышала. Видимо, уже всех крупных наркодилеров и распространителей заразы пересажали.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Пенсионера, покончившего с собой из-за куста конопли, признали невиновным

В Кабардино-Балкарии закрыто громкое дело об изъятии куста конопли с участка у дома пожилого жителя Нарткалы. Покончивший с собой 85-летний Николай Захарченко, который не смог пережить позора из-за обвинений в наркопроизводстве, оказался полностью невиновен.

Адвокат Руслан Ельмирзоков заявил, что уголовное преследование прекращено, потому что преступного умысла не нашли. Будь пенсионер жив, его должны были реабилитировать. Теперь материалы нашумевшего дела изучает районная прокуратура республики (подробности)