Северный Кавказ
В мире

Жители Руанды: Боимся отправлять наших студентов учиться в Москву — вдруг они там сопьются

Наш корреспондент выяснил, чем живёт африканская страна, где Россия хочет построить ядерный реактор
Озеро Киву в Руанде!

Озеро Киву в Руанде!

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

МУЖ ПОСТАВИЛ НА ФУТБОЛЬНЫЙ ТОТАЛИЗАТОР… ЖЕНУ

— Мой маленький сын говорит мне: «Смотри, всё вокруг — от айфонов до грузовиков — сделано в Китае. Наверное, это величайшая на земле страна. Вот бы поехать туда учиться!»

Я беседую с руандийским журналистом по имени Анже Эрик. Почти десять лет назад его друзья, тогда — вчерашние студенты, вместо того чтобы ныть, как их угнетают белые колониалисты, — взяли и основали свой стартап, портал Umuseke (по-русски — «рассвет»).

Сейчас их новостной сайт на местном языке киньяруанда — второй по посещаемости в стране. Больше всего просмотров — у историй про жизнь. С локальной спецификой.

«В Бурунди два мужчины делали ставки на исход финала Лиги Чемпионов УЕФА. Где «Пари-Сен-Жермен» продули «Баварии». Ставками у этих мужчин были… собственные жёны. Проигравший отдал свою женщину победителю, тот провёл с ней две ночи». Африканские страсти…

А ещё недавно из Восточной Африки приходили совсем другие новости. Здесь, в Руанде, происходил самый страшный геноцид в новейшей истории. За 99 дней весны-лета 1994 года были убиты свыше миллиона этнических тутси: их считала «врагами» другая местная народность, хуту. Автоматов и пистолетов не хватало — людей изрубали мачете, забивали мотыгами, сталкивали с обрывов. Руанда — страна тысячи холмов, долин и ущелий, почти африканская Швейцария.

Такие же зелёные холмы Африки когда-то вдохновляли самого Хемингуэя

Такие же зелёные холмы Африки когда-то вдохновляли самого Хемингуэя

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Политики-вдохновители геноцида ориентировались на Запад — и тот предпочитал не вмешиваться. 10 июня 1994, когда счёт жертв пошёл на шестизначные числа, а фото с горами трупов обошли крупнейшие СМИ, — официальный представитель госдепа США говорил лишь об «отдельных актах» геноцида. Ведь в противном случае пришлось бы отвечать на вопрос: а почему «лидер свободного мира» — США тогда находились на пике могущества — ничего не сделали, чтобы предотвратить резню.

Конец ужасу положил один из лидеров тутси и нынешний президент Руанды — Поль Кагаме. В апреле он был вождём пары сотен ополченцев, контролировавших лишь небольшой район на границе с соседней Угандой, откуда поставлялись боеприпасы, — почти как Игорь Стрелков в Донбассе. А к июлю он, перемолов противника, вошёл в столицу — Кигали. После чего не просто остановил геноцид, но и простил рядовых исполнителей (чьи мозги были одурманены пропагандой), заложив основу для мира.

Кигали напоминает китайские мегаполисы. Стройки, пробки, мопеды

Кигали напоминает китайские мегаполисы. Стройки, пробки, мопеды

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

С тех пор, словно в награду, Руанда превратилась в одну из самых стабильных, а потом — и самых богатых стран региона. Рост ВВП — 8-10% в год, о коррупции не слышно, все госуслуги можно получить в электронном виде. В центре столицы — высотки-новостройки, роскошные отели, офисы международных корпораций. Потихоньку возвращаются белые, поднимают бизнес: открыть юрлицо с банковским счётом, как мне говорили, — легко.

ВВП растёт, Руанда строит дороги

ВВП растёт, Руанда строит дороги

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Кигали напоминает Шанхай начала девяностых: хаотичная стройка, на улицах тесно от велосипедов и мопедов. Завтра их владельцы благодаря экономическому росту смогут пересесть на автомобили, захотят носить модную одежду. В стране появится многомиллионный средний класс. И так по всей Африке: где-то быстрее, как в успешной Руанде, где-то медленнее, но Чёрный континент — последний на земле бурно растущий рынок. На который — пока США и ЕС погрязли во внутренних дрязгах — хотят зайти новые игроки. Например, Китай и Россия.

АЭС В АФРИКЕ

В Руанду я летал в отпуск. Даже в разгар пандемии оказалось несложно: покупка билетов (с пересадками в Стамбуле и Аддис-Абебе), прививка от жёлтой лихорадки, бронь отеля, справка о ковид-отрицательности. И добро пожаловать!

А это аэропорт в Аддис-Абебе, где я делал пересадку. Китайцы не стесняются вот маркировать построенные ими объекты

А это аэропорт в Аддис-Абебе, где я делал пересадку. Китайцы не стесняются вот маркировать построенные ими объекты

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Но отдохнуть, по-хемингуэевски глядя на зелёные холмы Африки, не случилось. Через пять минут после выезда из аэропорта я увидел огромные иероглифы на строительном заборе — китайская корпорация расширяла дорогу. Хорошо, конечно. Но кто по этому роскошному шоссе завтра в Кигали въедет? И я сейчас не про дорожный трафик — а про экономическую экспансию. В общем, заболел темой, стал выяснять, какие игроки (и с чем) сюда заходят…

Многие объекты строят китайцы

Многие объекты строят китайцы

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

— Здесь у нас многие державы активны, — продолжает мой собеседник, журналист Анже Эрик. — Вот южнокорейская госпрограмма работы с перспективной молодёжью: можно отучиться в Сеуле. То же самое предлагают Китай, Япония…

Я боюсь даже спрашивать — а есть ли тут «мягкая сила» России?

— Да, наша молодёжь едет учиться в ваши вузы, — отвечает собеседник. — Но некоторые родители боятся, что ребята у вас там в Москве сопьются. Вроде бы, такое с кем-то случалось…

В общем, пока что образ России в глазах восточноафриканцев — это орудие убийства (автомат Калашникова) и распад личности (водка-пьянка). А ведь наша страна зашла в Руанду с грандиозными планами. Корпорация «Росатом» планирует построить здесь атомную электростанцию. Недавно, за месяц до моего приезда, эту инициативу одобрил местный парламент.

Вне центра столицы основной транспорт — двухколёсный

Вне центра столицы основной транспорт — двухколёсный

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Проект невероятный, ведь по всей Африке — лишь одна действующая АЭС: «Коберг» в ЮАР. Построена ещё в восьмидесятых, при белых, мощность — два реактора по 970 мегаватт.

У планируемой руандийской АЭС — куда меньше, всего 10 мегаватт. Главное назначение — не выработка промышленной электроэнергии (на страну, даже небольшую Руанду, такой мощности не хватит), а наука. Рядом хотят построить исследовательский центр. Например, с помощью микродоз радиоактивных веществ можно лечить рак.

Из-за ковида туристов нет. Но Руанда их ждёт

Из-за ковида туристов нет. Но Руанда их ждёт

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

А что нам с того? Да ведь любая АЭС изначально заточена под строго определённый вид ядерных брикетов (топлива). В данном случае таблетки, которыми предстоит «кормить» реактор ближайшие 30-40 лет, как вы понимаете, будут наши. И на этот срок страна-потребитель привязывается к российской технологической цепочке. А где экономические связи — там и политический союз.

В общем, проект грандиозный, но мои темнокожие собеседники о нём почти не слышали. Да уж, в пиар мы совсем не умеем. И выйти это может боком. Например, в Белоруссии, где Россия тоже строит АЭС под городом Островец, оппозиционеры регулярно устраивают истерику: дескать, «Москва нам готовит второй Чернобыль». И не объяснишь ведь, что нынешние реакторы — уже другого поколения, безопасные. Потому что никакой контрпропаганды мы вообще не вели. А начинать, наверное, поздно…

Ладно, тему провалов по «мягкой силе» можно обсуждать бесконечно. Что мы можем дать Руанде — понятно. А что она нам?

Да тот же туризм. Визу выдают прямо на границе, стоимость перелёта, если наладить регулярные прямые авиарейсы, будет сравнима с каким-нибудь Таиландом, персонал вежливее, чем в Турции. А природа! Девственные озёра, таинственные леса с пигмеями и гориллами… А ещё?

— Руанда бурно строится, мы готовы покупать российскую электротехнику — реле, трансформаторы, предохранители. Они, уверен, надёжнее китайских, — говорит мой проводник Мерлин. В соседней Танзании он закончил вуз по специальности «электротехника», планирует поднакопить денег и заняться международной торговлей. Экономика-то растёт, неудовлетворённый спрос буквально на всё.

Садимся в машину, едем на запад, в ту самую турзону на озере Киву. И вот она — настоящая, нестоличная Африка.

Как могу, так и еду

Как могу, так и еду

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

ЖЁЛТЫЙ НАТИСК НА ЧЁРНЫЙ КОНТИНЕНТ

— Дорогу года три назад построили китайцы — и уже ямы, — вздыхает Мерлин.

Таков фирменный стиль наших восточных друзей: их экономика замедляется, пытаются выживать за счёт экспансии в страны третьего мира. Дают азиатским и африканским чиновникам «связанные кредиты». То есть объекты инфраструктуры — дороги, аэропорты — в твоей стране будут строить китайские корпорации. С собственной техникой и рабочими. А иногда — даже стройматериалы из Поднебесной за тридевять земель привезут.

Невыгодно? Как сказать. Если не загрузить китайские корпорации заказами, то скоро голова у них будет болеть не о том, как раздать им кредиты, а о том, как трудоустроить десятки тысяч безработных.

Литр хорошего бензина здест стоит примерно 1 доллар

Литр хорошего бензина здест стоит примерно 1 доллар

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Ну и «мягкая сила», опять же. В Кигали, как я уже рассказал, летел с пересадкой в Аддис-Абебе. Там в аэропорту — огромный новенький терминал, блестяще смотрится… издали. Внутри — ржавчина, потёки, пыль, а с момента открытия всего год прошёл. Понятно, кто строил. Чайна-стайл. Зато в зале ожидания на видном месте — национальные ханьские фонарики с иероглифами. По-моему, даже наша страна, когда-то тоже возводившая в Африке немало объектов, своё присутствие так не помечала.

Проносимся через руандийские деревни. На стенах домов — флаги Южной Кореи, надписи: Zero Hunger Initiative («Инициатива по борьбе с голодом»). Еду раздают, агротехнике учат. Даже эта крошечная страна участвует в битве за Африку.

В следующей деревне на доме — уже китайский флаг, подпись: «Благотворительная программа доступа к спутниковому телевидению». США против их корпорации «Хуавей» ввели санкции — так они здесь пытаются выйти на новые рынки и своё взять. Понятно же: где «благотворительность», там привязка другой страны к твоим технологиям.

Мемориал Геноцида. Фиксер Мерлин показывает погибших, которых он когда-то знал лично

Мемориал Геноцида. Фиксер Мерлин показывает погибших, которых он когда-то знал лично

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

А ЕЩЕ… МНОГО НОВЫХ МЕЧЕТЕЙ

26 лет назад, в геноцид, некоторые христианские священники (такие же темнокожие) с энтузиазмом помогали резать тутси. Другие же, когда женщины и дети пытались найти приют в домах божьих, просто никак не препятствовали убийцам.

Когда ужас кончился, папа Римский Иоанн-Павел II отказался каяться за соучастие католических священников в геноциде. Представители протестантских церквей — хоть сквозь зубы, но извинились. А мусульмане стали единственной конфессией, жёстко осудившей резню. Результат: число последователей Пророка в исконно христианской Руанде махом удвоилось, сейчас их, по осторожным оценкам, до 15%. На деле, возможно - больше.

СЮДА НЕ ВОЗВРАЩАЮТСЯ

И вроде бы репортаж должен быть полемичным, острым, проблемным. Например, можно в красках расписать, как на дороге от Кигали до Киву мы встали пофотографироваться у горного водопада, откуда ни возьмись появились местные, стали орать мне, белому, по-английски: «Мистер, дай денег…»

Но в память врезалась другая сцена. Назад я летел тоже через Аддис-Абебу. Недалеко от меня сидел хорошо одетый африканец с ребёнком — наверное, сыном. Из разговора по-английски я понял, что в Эфиопии они пересаживаются на рейс в Канаду. И мальчишка спросил:

— А мы ещё вернёмся в Руанду?

— В Руанду никто не возвращается.

Как бы ни развивалась Африка, Запад всё равно будет богаче. И мигранты продолжат туда уезжать. Даже из благополучного Кигали. И что с этим делать?

ЗВОНОК ЭКСПЕРТУ

Станислав Мезенцев, старший научный сотрудник Института Африки РАН, исполнительный директор Координационного комитета по экономическому сотрудничеству со странами Африки (АФРОКОМ):

«Никто не понимает, что, при экспансии в Африку, Китай на самом деле использовал советскую модель»

В октябре 2019 года произошёл переломный момент в деле нашего возвращения на этот континент — в Сочи состоялся грандиозный форум «Россия-Африка» с участием глав большинства её стран. Всё идёт под лозунгом «Вперёд в прошлое!» — ведь Советский Союз активнейше участвовал в африканских делах, помогал её народам освободиться от колониальной зависимости, боролся за экономическое и политическое влияние с Америкой.

В те времена Москва очень красиво переигрывала наших заокеанских партнёров. Только один пример: к началу 1970-х годов у нас были прекрасные отношения с Сомали, СССР располагал там военной базой в районе города Харгейса, контролировал вход в Красное море, чем приводил в ужас США.

С 1991 года по понятным причинам мы из Африки ушли. Вакуум заполнили американцы, европейцы, но в наибольшей степени — китайцы. Они ничего придумывать не стали, «связанные кредиты», о которых вы пишете в статье, — это была советская модель, очень эффективная. Например, СССР поставлял вооружённым силам Эфиопии сотни грузовиков «Урал» по льготному кредиту: наш завод в Миассе и его смежники получали заказы, а Эфиопия ещё и оставалась нам должна; причём, заметьте, кредит мы им выставляли не в рублях, а в долларах…

Как мне объяснили, многие дома разрушены из-за тропических ливней. Тогда государство помогает людям построить новый дом

Как мне объяснили, многие дома разрушены из-за тропических ливней. Тогда государство помогает людям построить новый дом

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

А сейчас сложилась невероятная ситуация: африканцы очень хотят третью силу — Россию. Континент устал от экспансии КНР. Китайцы делают всё грамотно, но, скажем так, нагловато. За последние десять лет вокруг китайских инфраструктурных проектов в Африке растут, как грибы, чайна-тауны, Пекин рассматривает Чёрный континент как способ решения проблемы собственного перенаселения. Это африканцев, конечно, нервирует.

Теперь к Руанде. Главная проблема континента — экология. Вся Африка рубит леса, топит печи древесным углём, что наносит огромный ущерб природе. Но Поль Кагаме всё это жёстко запретил, его страна — наверное, одна из самых чистых в регионе. А ядерная энергетика, при грамотном использовании, — как раз самая безопасная и эффективная.

Больница для ковидников в Кигали. Обратите внимание на солнечные батареи на крыше

Больница для ковидников в Кигали. Обратите внимание на солнечные батареи на крыше

Фото: Эдвард ЧЕСНОКОВ

Строительство первой АЭС может как раз и может привести к индустриальному прорыву континента, вырвать его из бедности, решить проблемы с экологией. При этом наши ядерные технологии — одни из лучших в мире, и тут Россия может выйти на совершенно новые позиции. Рамочные соглашения между Москвой и десятком других африканских стран о совместном использовании ядерной энергетики, кстати, уже подписаны.