Северный Кавказ
Спорт

«Я, Аня и даже Камила уже не должны кататься с десятилетними детьми»: Косторная раскрыла, почему ушла от Тутберидзе

В «Мегаспорте» искрит от откровений фигуристок
Фигуристка Алена Косторная

Фигуристка Алена Косторная

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Появление Алены Косторной в новой команде «Ангелы Плющенко» - одно из самых ожидаемых событий контрольных прокатов «Мегаспорта». Кажется, сама Алена тоже очень готовилась к первому появлению после ухода от Этери Тутберидзе. И была как очень откровенна с группой журналистов, среди которых был корреспондент КП.

- Было волнительно, причем в тот момент, когда делала прическу, и прокручивала в голове как я буду выходить, что я должна делать. Меня аж потряхивать начинало. Но потом все сошло на «нет». Я вышла на лед и все как рукой сняло.

Алена Косторная отвечает на вопросы журналистов.

Алена Косторная отвечает на вопросы журналистов.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

- Что вас пугало? Первая реакция публики?

- Не то, чтобы пугало. Просто я ни разу еще не выходила на соревнования с Евгением Викторовичем (Плющенко – прим. ред.). было не по себе, было необычно. Я привыкла быть в себе, никто не трогает. А тут подходят, говорят: спокойно, делаем то и это. У Евгения Викторовича кардинально другой подход. Мне стало спокойно в моей новой команде. И это чувствуется. Я потренировалась месяц – мы делали примерно все то же самое, те же самые прыжки, те же самые прокаты, а ОФП было более серьезное. Но даже если после сильного ОФП у меня на льду чего-то не получалось, что-то шло не так, никто на меня не ругался, никто не гнал меня, говорили: «Давай оставим до следующей тренировки, а сейчас поработаем над другими вещами».

Фото: Михаил ФРОЛОВ

- В фигурном катании это лето было неспокойным. Каково было вам быть в эпицентре этого неспокойствия?

- Как только я позвонила Этери Георгиевне, сразу у нее вышел пост. И на меня обрушился шквал звонков. Всем говорила, что не буду комментировать. Хотя никто мне не запрещал что-то выкладывать в соцсетях. Потому что я считаю, что если человек ушел, значит на это были причины. Просто так никто не уходит, от добра добра не ищут. И выкладывание постов в инстаграме (от Тутберидзе) – это обидно. Но «ответка» – это неправильно. Поэтому я ничего не выкладывала в ответ. Если настолько неймется, встреться и выскажи все глаза в глаза. Но я не могу никого обсуждать.

- Если пошел такой разговор. Были ли какие-то списки нон-грата, о которых писала Тутберидзе?

- Не то, чтобы... Да, были некоторые проблемы. Я просто считаю, что такие спортсмены как я, Аня (Щербакова – прим. ред) и даже Камила (Валиева – прим. ред) не могут кататься с детьми 2010 года рождения. А если могут, то их как-то нужно подготовить и объяснить: девочки взрослые, они не будут поблажки давать, если ты им как-то мешаешь, они могут на тебя прыгнуть, чтобы в следующий раз ты чувствовала – нельзя. Во всяком случае у меня было всегда по детям – меня выводили на взрослый лед, и по бортам: помешаешь кому-то – уйдешь отсюда быстро. И был такой момент, когда я сказала об этом тренерам. Нас и так уже восемь взрослых спортсменов, сумасшедший темп тренировки, и выводить туда детей, которые не привыкли к этому? Это надо очень аккуратно. А им ничего не объяснили, они делали все неаккуратно, и меня это раздражало сильно.

- С твоей стороны значит не было требований?

- Были предложения, давайте сделаем это по-другому. Не было никакой реакции.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

- В какой момент ты приняла решение уходить?

- 17 июля. Перед второй тренировкой. Там были проблемы взаимоотношений, был потерян конект. Я позвонила Сергею Александровичу (Розанову, тренеру, перешедшему к Плющенко – прим ред.). «Есть возможность?» - «Подожди пару дней, еще раз подумай, потому что это твое решение, оно очень неожиданное. Ты же долгое время работала в этой команде, добивалась результата». Через два дня я еще раз позвонила, сказала, что я все решила.

- У вас же были поставлены две программы к тому времени?

- Да. Произвольная мне нравилась, может быть не все места, но сама музыка классная. Короткая мне не нравилась. Я говорила об этом неоднократно: не чувствую я ее.

- До этого вы принимали участие в выборе программы?

- Мое мнение учитывалось, но не всегда. Я его высказывала и мне говорили «да» или «нет». Много раз было сказано «нет».

Фото: Михаил ФРОЛОВ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Было немного страшно»: Тиффани Загорски рассказала как переболела коронавирусом

Фигуристка и ее партнер Джонатан Гурейро ответили на вопросы корреспондента kp.ru Андрея Вдовина (подробности)