Северный Кавказ
Общество

Несколько вопросов к приговору

Почему офицеру ФСБ не дают возможности законными способами защитить себя в суде
.

.

Майора ФСБ Максима Остапенко задержали и обвинили в получении взятки и мошенничестве в особо крупном размере. Приговор - 10 лет лишения свободы и штраф 302 млн рублей. Остапенко вел расследование дела о многомиллионном наследстве, права на которое получила гражданка ЛеляХутова, при том что умершему владельцу огромного состояния она была лишь знакомой. Когда за расследование взялся майор ФСБ Максим Остапенко, дело быстро приняло неблагоприятный для Хутовой оборот, ее заключили под стражу, решение суда о признании ее наследницей отменили. Не этим ли объясняется преследование Остапенко и то, что суд над ним прошел быстро и с нарушениями? Вот лишь некоторые вопросы к суду и следствию.

1. Почему с первого дня задержания было нарушено право Остапенко на защиту?

От госадвоката майор отказался и сообщил все данные своего защитника. Тот предоставил предусмотренные в таких случаях документы. Но в течение 48 часов с момента задержания к клиенту допущен не был. При этом сначала прокурор, а потом и суд не приняли это во внимание.

2. Почему судят офицера, выполнявшего приказ?

Майор ФСБ - лицо подчиненное. Все, что он делает, происходит только с ведома и по приказу непосредственного начальства. При этом суд не запросил должностных инструкций и не попытался разобраться, что и кто побудил Остапенко к началу расследования. Хотя Верховный Суд РФ в однозначном порядке требует изучения должностных инструкций - ни следствие, ни суд себя этим не утруждали.

3. Почему работа в ФСБ должна мешать установлению истины?

Любая попытка офицера госбезопасности Остапенко объяснить свои действия пресекается и его показания убираются из дела под предлогом секретности. Но не потому ли их убрали, что Остапенко в ходе своей работы узнал факты о Хутовой, которые неудобны ее покровителям? Возможно в этом и есть причина секретности?

Более того, защите не дали ознакомиться с протоколами засекреченных допросов. Хотя проблема решается стандартно — у адвокатов берется подписка о неразглашении. Получается, что Остапенко дать показания в суде не может из-за их секретности и не может представить ряд предметов и документов в качестве доказательств защиты. А ведь к секретному протоколу допроса Остапенко приложил оригиналы документов, доказывающие его невиновность. Но и их в деле нет.

4. Почему суд посчитал достоверными первоначальные показания обвиняемого Глобы А.М. и использовал их в виде свидетельских показаний?

Суд посчитал правдивыми показания Глобы А.М. (сына умершего владельца состояния — Ред.) в той части, которая удобна обвинению. Но отверг его же показания, оправдывающие Остапенко. Так же и с показаниями свидетеля Абакумова. Суд посчитал их достоверными, хотя тот не являлся очевидцем событий. Получается казус - суд не доверяет показаниям непосредственного участника событий – Глобе А.М., но в то же время верит человеку, который что-то от кого-то слышал.

5. Почему в основу приговора положены несуществующие показания Глобы А.М. о том, что «для решения возникших вопросов, связанных с наследственной массой отца <…> за денежное вознаграждение пообещал ему помочь с оформлением наследства отца на себя…»?

В какой должностной инструкции и в каком законе предоставлены такие полномочия сотруднику ФСБ? Нет сведений и фактов, указывающих, каким именно образом проводимые Остапенко оперативно-розыскные мероприятия способствовали «решению вопросов, связанных с наследственной массой отца» и «помощи с оформлением наследства отца на себя».

6. Почему суд, вопреки требованиям закона о беспристрастном отношении и вынесении решения только на основе установленных фактов, взял на себя функции обвинения, устраняя имевшиеся противоречия и выстраивая все доказательства исключительно в направлении совершения Остапенко коррупционного преступления?

На все ходатайства подсудимого и защитника суд отвечал односложно – необоснованно. А таких ходатайств было порядка 30. К примеру, у Остапенко изъяли флеш-карту, на которой были документы, доказывающие его невиновность. Следователь отказал в ее осмотре с формулировкой «вне зависимости от сведений, содержащихся на флеш-карте, они не будут являться доказательств невиновности», а сам накопитель отправил на хранение почему-то в ФСБ. Суд тоже посчитал, что смотреть файлы на флеш-карте не имеет смысла. А позднее из ФСБ пришел ответ – флеш-карту уничтожили. Зачем?

7. Почему при наличии нарушений суд вынес приговор, а не направил дело на дополнительное расследование?

Таких «почему» можно задать еще не один десяток. Если на ринг выпустить боксера со связанными руками, какой у него будет шанс на победу? Никакого. Подсудимый вправе защищаться всеми средствами и способами, не запрещенными законом.