Северный Кавказ
Общество

Сбежавшая из Сибири семья Мартенсов вернула 150 тысяч рублей Новосибирской области

Немцы, вернувшиеся обратно в Германию, собираются строить дом и отправили детей в школу
Мартенсы минувшей зимой в Кыштовке... Сейчас они уже три месяца в Германии и планируют строить новый дом. Фото: Ростислав АЛИЕВ/газета «Правда Севера»

Мартенсы минувшей зимой в Кыштовке... Сейчас они уже три месяца в Германии и планируют строить новый дом. Фото: Ростислав АЛИЕВ/газета «Правда Севера»

Историю Ойгена Мартенса, который рванул из Германии в Сибирь вместе с женой Луизой и 10 детьми, на зубок знает каждый житель Кыштовки: именно в этот райцентр пожаловало многочисленное семейство в декабре 2016 года. Затем о них узнала вся Россия. Немец с русскими корнями (родители жили в Омской области) рассказывал, что его дочка Мелитта отказалась посещать в немецкой школе уроки сексуального просвещения. За это Ойгену и Луизе по местным законам назначили штраф - по 30 евро с каждого. Платить супруги отказались - в итоге Ойгена за неуплату отправили на сутки в тюрьму. Семейство заявило, что жизнь в Германии - безнравственна, и собрали чемоданы, отправившись в Россию. В Кыштовке в итоге они прожили два месяца и так же неожиданно, как приехали, - вернулись обратно в Германию.

В общем-то, выбирать, где жить, - дело сугубо личное, если бы не одно но: Мартенсы тогда не вернули правительству Новосибирской области 150 тысяч рублей, которые им выдали в рамках программы «Оказание содействия добровольному переселению в Новосибирскую область соотечественников, проживающих за рубежом». Если быть точным, то это была помощь на каждого прибывшего ребенка - по 15 тысяч на нос. Если бы Мартенсы прожили на территории области три года, то возвращать деньги им не нужно было бы. А раз пробыли всего два месяца - будьте добры, верните все до копейки. Мартенсы об этом знали, но отдавать долги не поспешили. Уже из Германии они звонили в местную администрацию, обещали все возместить, как только продадут уазик, который оставили у друзей в России. И слово сдержали.

- Средства, выплаченные по программе, были возмещены в полном объеме, - пояснили «Комсомольской правде» - Новосибирск» в министерстве труда, занятости и трудовых ресурсов Новосибирской области.

Вот та хибара, в которой жили Мартенсы.

Вот та хибара, в которой жили Мартенсы.

Фото: Татьяна СОЛОВОВА

Вот только выручили нужную сумму Мартенсы не от продажи уазика - покупателя на него найти не могут, даже цену снизили уже на 100 тысяч рублей. Так откуда же появились средства? Чтобы выяснить это, мы обратились к другу Мартенсов - Василию Волкову: именно он помогал немцам обустроиться в Сибири и до сих пор поддерживает с ними связь.

- Мы созванивались: Ойген сказал, что нашел работу. Но куда именно он устроился, пока не уточнил. Попросил не беспокоиться и передать знакомым, что все у них хорошо, - пересказывает диалог Василий Волков.

Видимо, действительно так: по крайней мере, в ожидании 11-го ребенка (Луиза уехала из Сибири беременной. - Прим. авт.) Ойген задумал большое строительство:

- Они собираются строить дом в Германии, - подтвердил Виктор Лесков, еще один друг Мартенсов.

А пока семья живет у родителей Луизы, дети вновь пошли в немецкую школу. И похоже, уроки сексуального воспитания никого уже больше не смущают. Видимо, это показалось лучшей альтернативой сибирской деревне…

Свой уазик Мартенсы никак не могут продать, и теперь просят за него на 100 тысяч рублей меньше…

Свой уазик Мартенсы никак не могут продать, и теперь просят за него на 100 тысяч рублей меньше…

Фото: Татьяна СОЛОВОВА

РАССЛЕДОВАНИЕ «КП»

Друзья о сбежавшей из Сибири семье Мартенсов: Вернуться в ФРГ их уговорили немецкие родственники

Минувшей зимой, вместе с жителями Кыштовки мы разбирались в причинах спешного отъезда несостоявшихся сибирских фермеров обратно в Германию. И выстроили несколько версий случившегося, а начали с визита в их дом. В трех комнатах единственное напоминание о многочисленном семействе - старые кровати, разбитый диван, листочек с русским алфавитом, написанным детской рукой. А во дворе - та самая куртка Ойгена, в которой он приехал, в куче мусора (подробности)