Северный Кавказ
Политика

Владимир Путин в интервью Оливеру Стоуну: Мы чувствуем себя спокойно, уверенно. У нас проблем нет

Президент рассказал режиссеру об Украине, США и о том, кто отравил Скрипаля
«КП» приводит наиболее интересные фрагменты разговора

«КП» приводит наиболее интересные фрагменты разговора

Владимир Путин дал интервью для нового фильма американского режиссера Оливера Стоуна. «КП» приводит наиболее интересные фрагменты разговора.

НЕЛЬЗЯ ОТКАЗЫВАТЬСЯ СТАТЬ КРЕСТНЫМ

- Я бы не сказал, что очень близки, но мы знакомы хорошо с Виктором Медведчуком. Он был руководителем администрации президента Кучмы, и тогда, в том качестве попросил меня поучаствовать в крещении его дочери. В нашей православной традиции отказываться нельзя.

Быть крёстным отцом всегда большая честь.

- А скольким детям вы являетесь крёстным отцом?

- Я не буду называть число, но несколько человек. Единицы.

- В таком случае я попросил бы вас стать крёстным отцом моей дочери.

- Она хочет быть православной?

- Мы сделаем её.

- Но надо её спросить.

МЕДВЕДЧУК ИДЕТ ПРАВИЛЬНЫМ ПУТЕМ

- Время от времени мы встречаемся с Медведчуком, особенно в связи с его работой в направлении освобождения удерживаемых лиц. Он говорил мне что-то и о своих планах, касающихся Донбасса. Мне кажется абсолютно правильным, что он призывает вести прямой диалог с людьми, которые живут в Донбассе. Потому что нет ни одного примера в новейшей истории, когда были бы урегулированы кризисные ситуации без прямого контакта между конфликтующими сторонами.

Так, как он говорит, он считает необходимым полностью выполнить минские соглашения, с чем я тоже не могу не согласиться. Поэтому эти элементы его предложений мне, конечно, известны. Он об этом говорит публично, я с этим согласен.

Виктор Медведчук попросил Владимира Путина поучаствовать в крещении его дочери

Виктор Медведчук попросил Владимира Путина поучаствовать в крещении его дочери

Фото: REUTERS

- Что-то на Украине изменилось или по-прежнему всё так, как было?

- Пока нет. Ведь то голосование, которое прошло, было явно протестным голосованием. Достаточно много людей вновь избранного президента поддержали в центральных районах Украины, на востоке, на юге. А это всё люди, которые действительно искренне стремятся и желают, во всяком случае, урегулирования. Поэтому и вновь избранный президент господин Зеленский в ходе избирательной кампании постоянно говорил о том, что готов сделать всё для урегулирования этой кризисной ситуации. Но буквально вчера, будучи, по-моему, в Париже, он вдруг заявил, что не считает возможным вести переговоры, как он сказал, с сепаратистами. Это явно противоречит тому, что он говорил в ходе избирательной кампании.

НА УКРАИНЕ НИКТО НЕ СЧИТАЛ СЕБЯ ЧЕМ-ТО ДРУГИМ, ЧЕМ РУССКИМИ

- Когда земли, которые являются ядром Украины, присоединялись к России, это всего три области были: Киев, Киевская область, северные области и южные. Никто не считал себя чем-то другим, кроме как русскими. Потому что в основе лежало что? Религиозная принадлежность. Все были православными и называли себя русскими. И они не хотели быть частью католического мира, куда их «подтаскивала» Польша.

Я прекрасно отдаю себе отчёт в том, что со временем идентичность этой части России как-то определилась, и люди имеют на это право. Это позднее начало использоваться для раскачки самой Российской империи. Но в основе своей и по истории, и по той же религии, по огромному количеству связей, причём близких родственных связей, – это, по сути, один мир, по традициям, очень многому.

Но при этом если часть людей, значительная часть, которые проживают на Украине сегодня, считают, что они должны подчёркивать свою идентичность, бороться за это, у нас, в России, никто против этого ничего не имеет, и я тоже. Но просто мы, имея в виду, что у нас много общего, можем использовать это как конкурентные преимущества при определённых интеграционных процессах, это совершенно очевидный факт. Но сегодняшние власти этого явно не хотят. Но я думаю, что здравый смысл восторжествует в конце концов. И в конечном итоге всё-таки мы придём к состоянию, о котором я сказал: сближение неизбежно.

Президент рассказал режиссеру об Украине, США и о том, кто отравил Скрипаля

Президент рассказал режиссеру об Украине, США и о том, кто отравил Скрипаля

Фото: REUTERS

ЕВРОПЕ НУЖЕН ТОЛЬКО УКРАИНСКИЙ ЛЕС

- На сегодняшний день разрушена экономика Украины в связи с тем, что она потеряла российский рынок и потеряла самое главное – кооперацию в промышленности. Промышленные товары Украины на западных рынках никому не нужны. Да и сельхозпроизводство – тоже ограниченное количество товаров, которые покупают. Круглый лес нужен, но скоро леса вообще на Украине не останется. Это же не сибирские просторы.

Скажем, в Европе часто связывают некоторые шаги навстречу Украине, до недавнего времени, во всяком случае, с тем, чтобы, например, так они разрешили поставку круглого леса. Это только один пример. На самом деле их гораздо больше.

РОССИЯ ПРОСТО НЕ МОГЛА ВМЕШАТЬСЯ В АМЕРИКАНСКИЕ ВЫБОРЫ

- Если вы опять хотите вернуться к выборам в США. Слушайте, это огромная страна, огромный народ со своими собственными проблемами, со своими представлениями о том, что такое хорошо, что такое плохо, с пониманием того, что для среднего класса за предыдущие несколько лет, десять лет, допустим, при огромном росте благосостояния правящего класса и богатых людей для среднего класса ничего не поменялось в лучшую сторону. И именно это обстоятельство поняли те, кто вёл предвыборную кампанию господина Трампа, и он сам понял, и он отработал на этой площадке.

И какие бы наши блогеры, я не знаю, кто там работает в интернете, как бы ни высказывали свою точку зрения по поводу ситуации в США, это не могло сыграть ключевой решающей роли, это чушь собачья.

Но наши симпатии были на его стороне, потому что он говорил о том, что хочет восстановить нормальные отношения с Россией. Чего здесь плохого? И конечно, мы не могли не приветствовать такой позиции.

Наши симпатии были на стороне Трампа, потому что он говорил о том, что хочет восстановить нормальные отношения с Россией

Наши симпатии были на стороне Трампа, потому что он говорил о том, что хочет восстановить нормальные отношения с Россией

Фото: REUTERS

ОПТИМИСТ И МИРОТВОРЕЦ

- Нас конфронтация США с Ираном очень беспокоит. Потому что вблизи наших границ это происходит. Это может дестабилизировать ситуацию вокруг Ирана, затронуть некоторые страны, с которыми у нас очень тесные, близкие отношения, вызвать дополнительные волны беженцев в большом количестве, может нанести существенный ущерб мировой экономике и мировой энергетике. Всё это не может не беспокоить. Поэтому мы приветствовали бы любое движение вперёд навстречу друг другу между США и Ираном. Простое нагнетание обстановки никому на пользу не пойдёт. Мне кажется, и самим Соединённым Штатам. Это только на первый взгляд будут одни плюсы, но будут и минусы. Надо посчитать, сколько плюсов, сколько минусов. Ситуация, к сожалению, лучше не стала, поэтому радоваться особенно нечему. С другой стороны, мы чувствуем себя спокойно, уверенно. У нас проблем нет.

- Вы оптимист и всегда им были. И вы миротворец.

- Абсолютно точно.

НЕ ВЕРЮ, ЧТО СКРИПАЛЯ ОТРАВИЛИ БРИТАНЦЫ

- Я вижу, сколько проблем, которые не могут не угнетать вас. Это просто грустно. Непростая ситуация.

- Ничего страшного. Бывало и хуже.

- Что случилось со Скрипалём? Где он?

- Понятия не имею. Он же шпион, он всё время прячется.

- Говорили, что он вернётся в Россию, что у него была какая-то информация.

- Да, мне говорили, что он хочет написать бумагу, попроситься вернуться. Сомневаюсь. Он уже вышел из обоймы. Какая у него могла быть информация?

- Кто же его отравил? Говорят, что это могли сделать британские спецслужбы, потому что не хотели, чтобы он вернулся в Россию.

- Я, честно говоря, не очень в это верю. Я не верю. Если бы хотели отравить, отравили бы.

Скрмпаль - шпион, он всё время прячется

Скрмпаль - шпион, он всё время прячется

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Это же, в принципе, в современных условиях несложно сделать. Конечно. Там, я не знаю, миллиграмма хватает. Но если он находился в их руках, это вообще не представляет никакой сложности. Нет, здесь что-то не так. Может быть, просто скандал нужен был.