2020-01-21T13:56:30+03:00

«Приснилось, что упадет самолет, и я выйду замуж за летчика – так и случилось»: 30 лет назад под Первоуральском рухнул Ту-134

После катастрофы бортмеханик женился на лечившей его женщине, дочь выжившей стюардессы погибла при теракте в другом самолете, а пассажиры получили компенсацию – от 50 до 200 рублей
Через девять месяцев после авиакатастрофы бортмеханик Александр и Галина, навещавшая его в больнице, поженились. Фото: РИА Новости, архив семьи Лукьяновых. Коллаж: Ксения КРИВОЩЕКОВАЧерез девять месяцев после авиакатастрофы бортмеханик Александр и Галина, навещавшая его в больнице, поженились. Фото: РИА Новости, архив семьи Лукьяновых. Коллаж: Ксения КРИВОЩЕКОВА
Изменить размер текста:

Промышленный город Первоуральск находится в 40 километрах к западу от Екатеринбурга. Именно здесь ровно 30 лет назад случилась одна из самых крунпых и последних авиакатастроф Советского Союза. Самолет Ту-134, летевший по маршруту ТюменьУфаВолгоград, рухнул на заснеженное поле рядом с городом.

На борту было 65 пассажиров и шесть членов экипажа. Погибло 27 человек. По официальной версии причиной трагедии стало короткое замыкание на борту. В 30-ю годовщину авиакатастрофы мы пообщались с теми, кто был тогда в самолете и кто спасал людей, чтобы вспомнить, как благодаря выдержке и мужеству экипажа удалось избежать куда больших жертв.

ЭКИПАЖ СМОГ ПРОЛЕТЕТЬ МЕЖДУ ЗАВОДСКИХ ТРУБ

Изначально самолет командира Владимира Дунаева должен был лететь совершенно по другому маршруту - не из Тюмени в Волгоград через Уфу, а из Харькова в Минск. Однако из-за того, что в тот день график вылетов резко менялся по причине задержек, у двух рейсов было решено поменять маршруты. Обычное дело в ту пору, говорят ветераны авиации.

- Я сам менял наряд. У нас такие вещи часто происходили, - вспоминает Виктор Щипакин, в 1990-м командир летного отряда, в который входил Ту-134 Владимира Дунаева. - Я проводил их на самолет. Мы попрощались и они полетели. Обычный рейс.

Ту-134А, разбившийся под Первоуральском, летел из Тюмени в Волгоград через Уфу. Фото: РИА Новости

Ту-134А, разбившийся под Первоуральском, летел из Тюмени в Волгоград через Уфу.Фото: РИА Новости

Согласно хронике, в 12.45 по московскому времени в кабине Ту-134 вдруг сработала сигнализация «Пожар в багажном отделении». Вскоре после этого все системы авиасудна стали отказывать одна за другой.

- Загорается самолет, ядовитый дым идет в салон, пассажиры начинают задыхаться, - перечисляет Виктор Щипакин. - Сигнализация начинает совершенно произвольно включаться. Сообщает о пожаре в двигателе, о пожаре во вспомогательной силовой установке, которая вообще в тот момент не могла работать, так как она только на земле для запуска двигателя используется. Потом выключилось абсолютно все. Лишь связь у них частично сохранялась, так как аккумулятор был цел. Так что экипаж мог докладывать нам о ситуации.

В этот момент Ту-134 пролетал над Свердловской областью. Нужно было совершать экстренную посадку. Хотели приземлиться в аэропорту «Кольцово» в Екатеринбурге, однако с погодой в тот день не повезло – был самый холодный день в году. Столбики термометра опустились ниже -30 градусов по Цельсию. А кроме того обильно шел снег.

- Стало ясно, что приборы для навигации не работают, а в Екатеринбурге в тот момент еще и туман поднялся, - говорит Виктор Щипакин. - Без приборов на аэродром зайти было просто невозможно. То есть, пилоты, пока идут над облаками, понимают, что происходит, а ниже уже нет.

Самолеты серии Ту-134А выпускались с апреля 1970 года до 1980 года. Фото: РИА Новости

Самолеты серии Ту-134А выпускались с апреля 1970 года до 1980 года.Фото: РИА Новости

Но деваться было некуда. Самолет горел и в любую секунду мог взорваться прямо в воздухе. Поэтому экипаж начал снижение.

- Снижение длилось восемь минут. И для экипажа это были восемь минут «ада», - отмечает Щипакин. - Когда они пробили облака, то находились рядом с Первоуральском. Экипаж понимал, что выжить смогут не все пассажиры, и чтобы эвакуировать потом хотя бы кого-нибудь, нужно было посадить его на ровную поверхность. А там вокруг Первоуральска густые леса…

К счастью, командир судна Владимир Дунаев очень быстро смог найти под Первоуральском заснеженное поле, на которое можно было посадить судно. Дело в том, что прежде чем сесть за штурвал Ту-134, он несколько лет управлял самолетом на авиационных химических работах (распрыскивание пестицидов на сельскохозяйственное поле с воздуха, - Ред.).

- Там люди такого уровня работали, что они могли сами с воздуха выбирать площадку для посадки, это и помогло Дунаеву найти пригодное поле под Первоуральском. А еще на авиахимработах он научился между деревьями лавировать, чтобы «нырять» на поле. Этот навык помог ему при экстренной посадке под Первоуральском пролететь между высоких заводских труб, не задев их, - вспоминает Щипакин.

И, тем не менее, в длину поле было слишком коротким – около тысячи метров, в то время как для посадки Ту-134 нужно было минимум в полтора раза больше. Сыграло свою трагическую роль и то, что самолет приходилось сажать на огромной скорости.

- По краю поля деревья высотой метров 30 росли. И вот они сразу за деревьями на поле с очень крутой глиссадой начали приземляться, - отмечает Щипакин. - Закрылки выпустить не могут, чтобы уменьшить скорость, потому что ничего не работает. Идут с «чистым крылом», как у нас говорят, и с выпущенным шасси, чтобы увеличить вертикальную скорость снижения и сократить время до минимума.

Ту-134 был самым массовым самолетом в СССР. Фото: РИА Новости

Ту-134 был самым массовым самолетом в СССР.Фото: РИА Новости

Сразу приземлиться не удалось. Когда шасси коснулось покрытой толстым слоем снега земли, самолет подпрыгнул и пролетел еще 104 метра. Затем он коснулся земли левым крылом и шасси, и снова «подпрыгнул». Самолет оставался в воздухе еще 180 метров, а потом вновь коснулся шасси земли.

- Было бы все нормально, если бы не поливная система на поле, - сокрушается Щипакин. - Она срезала самолету правое крыло, из-за чего он перевернулся и сменил направление. Когда об деревья стали биться, все кто были в кабине, кроме бортмеханика, погибли. Затем самолет перевернулся на правую сторону и все пассажиры, кто сидел на правой стороне очень сильно пострадали или тоже погибли.

ВЕСЬ ПЕРВОУРАЛЬСК ПРИБЕЖАЛ НА ПОМОЩЬ

Охваченный огнем самолет, который пронесся над домами, видели все жители города, кто в тот момент был на улице. Все поняли, где он примерно упадет. Уже через десять минут после крушения к обломкам самолета подъехали пожарные машины и «скорые». Прибежали и многие жители Первоуральска, чтобы лично помочь пострадавшим. Весь город в те дни сплотился.

- 200 человек тогда выстроились в очередь, чтобы сдать кровь для переливания, хотя такого количества доноров и не нужно было, - вспоминает Нина Красковская, в 1990-м году возглавлявшая отделение Красного креста на заводе Первоуральска.

Те, у кого был трактор или бульдозер, стали расчищать дорогу от города к месту падения - толщина снега в поле тогда была больше метра. Другие вытаскивали из под обломков самолета пострадавших и погибших.

- Тогда был мороз и один прибежавший мальчишка свою фуфайку отдал, чтобы согреть пассажира. А у них семья бедная и 1990-й год на дворе. Парню потом, когда комиссия приехала в Первоуральск, летную куртку выдали, чтобы было в чем ходить в школу, - вспоминает Виктор Щипакин.

Одна из немногих сохранившихся фотографий с места падения самолета. По словам очевидцев, у всех жителей Первоуральска, кто вел съемку, забирали и засвечивали пленку. Фото: из личного архива семьи Лукьяновых.

Одна из немногих сохранившихся фотографий с места падения самолета. По словам очевидцев, у всех жителей Первоуральска, кто вел съемку, забирали и засвечивали пленку. Фото: из личного архива семьи Лукьяновых.

РЕШИЛИ, ЧТО ПОГИБ – ПОЛОЖИЛИ К ДРУГИМ МЕРТВЫМ ПАССАЖИРАМ

- Мне тогда было 17 лет. Я мечтал о карьере военного, учился в Тюменском высшем военно-инженерном командном училище, а в тот день летел домой в свой первый отпуск, - рассказывает Николай Кубрин, один из пассажиров Ту-134. – Задержка была очень большая. Должны были вылететь ночью, а вылетели только в полдень. Я больше суток не спал и как только мы взлетели, сразу уснул.

Как вспоминает Николай, проснулся он уже от резкого запаха гари, когда салон стал наполняться дымом.

- Мимо меня пробежал бортмеханик в хвост, а потом прошел уже назад в кабину с противогазом и огнетушителем, - говорит Николай. - Дыма становилось все больше. Дышать было тяжело. Третий ряд сидений от меня уже скрылся в дыму. Когда стали садиться, произошло два сильных удара. А затем по правому борту пробежала огненная полоса – крыло отвалилось. Мы начали переворачиваться на правую сторону и в этот момент я отключился.

Выживший пассажир Николай Кубрин со своей супругой через несколько лет после авиакатастрофы. Фото: из личного архива Николая Кубрина

Выживший пассажир Николай Кубрин со своей супругой через несколько лет после авиакатастрофы. Фото: из личного архива Николая Кубрина

Когда при ударе о деревья самолет разрушился, то «труба» салона зачерпнула собой снег с поля. Многие пристегнутые пассажиры оказались буквально под сугробами, из которых сложно было выбраться.

- Очнулся, понял, что под снегом лежу – на поверхности только ноги. Там же кабина была разрушена, а в борту дырки, - объясняет Николай. - Попытался выбраться, не получилось. Я был уверен, что меня спасут, и просто стал экономить воздух, а потом опять отключился.

Не все пассажиры были травмированы. Как рассказывают очевидцы, минимум четверо мужчин вообще не пострадали при крушении. Они то первыми и начали вытаскивать из салона пострадавших. Вскоре к ним присоединились жители соседнего района Первоуральска и спасатели.

- Я был без сознания, поэтому все решили, что я погиб и оттащили меня к столбу, где укладывали тела, - рассказывает Николай. - Но на моем лице таял снег, и это заметила одна женщина, прибежавшая на поле с другими жителями Первоуральска. Вместе со знакомой она положила меня на кожух обшивки от самолета, как на носилки и понесла к «скорой». Я тогда очнулся. Мне показалось, что меня куча мужиков несет, а это были лишь две женщины. В первую же машину меня положить не удалось - там все «скорые» были битком набиты. Поэтому меня повезли в больницу на последней.

В больницу Николая доставили с обморожением рук и воспалением легких. Но самой серьезной его травмой был перелом колена во время которого кусок кости откололся и вошел в сустав. Понадобилась операция, после чего Николая увезли в Свердловск, где ему поставили аппарат Илизарова.

- В Первоуральске мы в больнице были обеспечены вообще всем, вплоть до апельсинов. А в Свердловске я почувствовал, что такое отсутствие лекарств. Врачи, конечно, старались как могли, - вспоминает Николай. - Военным я в итоге не стал. Меня коммисовали. Компенсацию нам тогда, правда выплатили. Но небольшую. Мне за тяжелую травму 200 рублей. А рядом со мной в больнице Первоуральска мужчина был с побитой головой - ему всего 50 рублей.

Бортмеханик Александр Лукьянов вскоре после авиакатастрофы. Фото: из личного архива семьи Лукьяновых.

Бортмеханик Александр Лукьянов вскоре после авиакатастрофы. Фото: из личного архива семьи Лукьяновых.

В БОЛЬНИЦЕ ДОЛГО БЫЛ НЕ В СЕБЕ, ДУМАЛ, ЧТО ВСЕ ЕЩЕ В САМОЛЕТЕ

Из всего экипажа выжили лишь два человека. Один из них – бортмеханик Александр Лукьянов. При падении он сильно ушибся головой, из-за чего большая часть случившегося до сих пор стерта из его памяти.

- Вот, что я помню: взлетели, высоту набрали, потом вдруг включилось табло, сообщающее, что в заднем «багажнике» что-то не в порядке, - рассказывает Александр Лукьянов. - Я пошел, дверь открыл, а там черный едкий дым. Надел маску, захлопнул дверь, чтобы дым не шел в салон. Пошел в кабину, доложил… Вдруг включилось табло, сообщающее, что начался пожар во вспомогательно-силовой установке. А она вообще была выключена. И тут же загорается табло: пожар в первом и втором двигателях. Двигатели остановили, пожаротушение я включил. Табло погасло. А больше я не помню. Очнулся уже в больнице.

Первое время из-за сильной травмы Александр был не в себе и не понимал, где он и что происходит. Он даже забыл о том, что курит. Кроме того из-за травмы у него перестала двигаться правая рука – не восстановилась она до сих пор. Впрочем, у случившегося с Александром есть и положительная сторона. В больнице он встретил Галину, которая вскоре после этого стала его женой.

Бортмеханик Александр и Галина познакомились благодаря авиакатастрофе. Сейчас у них уже трое внуков. Фото: из личного архива семьи Лукьяновых

Бортмеханик Александр и Галина познакомились благодаря авиакатастрофе. Сейчас у них уже трое внуков. Фото: из личного архива семьи Лукьяновых

- Я на заводе тогда работала с четырех часов дня. Когда самолет упал, меня попросили подежурить в нашей гостинице, принимать семьи погибших и пострадавших, - вспоминает Галина Лукьянова. - Это было очень тяжело. Представляете, дедушка приехал, а у него восьмимесячная внучка погибла, которую он еще ни разу не видел. Ее раздавили там. Потом, когда всех приняли, я пошла в больницу. Все горожане туда шли, кто с пирожками, кто еще с чем – кормили, поддерживали пострадавших, как могли. Там мы с Сашей и познакомились. Он сначала везде со мной ходил, если видел где красные и зеленые кнопки, то нажимал их, думал, что все еще в самолете находится. Потом, когда ему стало лучше, он просил меня всегда его первым в больнице навещать. А я тогда уже знала, что скоро выйду замуж. Это странно, но за два месяца до трагедии мне приснилось, что у нас в городе упадет самолет, и что я выйду замуж за летчика. Поэтому, когда я узнала, что под городом упал Ту-134, то даже не удивилась.

- Я по жизни молчун, а Галя разговорчивая и с нею мы всегда как-то легко разговаривали, - вспоминает Александр. - Она говорила, что ей надо идти, а я отвечал: «Не пойдешь, со мной будешь»

Свадьбу Александр и Галина сыграли через девять месяцев, 24 ноября. Для этого Александр решил переехать из Волгограда, где он жил, в Первоуральск.

- Как предложение делали – мы с подругой приехали в Анапу к ее сестре, Саша знал, что мы там и стал мне телеграммы слать одну за другой: «Приезжай срочно», - вспоминает Галина. – Я любила его и испугалась, что что-то случилось. В Анапе я взяла билет. Через 20 часов уже была в Волгограде. А он меня с цветами на машине встречает на вокзале. Я говорю: «Саша, почему ты мне такие телеграммы присылал?» А он: «Будь моей женой». Я сразу согласилась.

Несмотря на то, что после авиакатастрофы у Александра работает только одна рука, он смог сам построить дом. Фото: из личного архива семьи Лукьяновых.

Несмотря на то, что после авиакатастрофы у Александра работает только одна рука, он смог сам построить дом. Фото: из личного архива семьи Лукьяновых.

А еще через девять месяцев у них родилась дочь. Сейчас Александр и Галина уже дедушка и бабушка. У них две внучки и внук. Сам Александр в авиацию из-за травм вернуться не смог. Но он работает на местном первоуральском заводе и занимается хозяйством. Сам построил и дом, и баню, несмотря на то, что работает у него только одна рука.

ДОЧЬ ВЫЖИВШЕЙ БОРТПРОВОДНИЦЫ ПОГИБЛА В ДРУГОЙ АВИАКАТАСТРОФЕ

Из 65 пассажиров погибли 27 человек. Впрочем, жертв могло быть и больше, если бы перед жесткой посадкой на заснеженное поле две бортпроводницы Любовь Мотарева и Наталья Бобровских не прошлись по салону и не пристегнули всех пассажиров ремнями.

- Девчата в салоне бегали, всех одели, обули, пристегнули, привязали, - рассказывает Виктор Щипакин, в 1990-м командир летного отряда, в который входил Ту-134 Владимира Дунаева. - Люба, села к аварийному выходу, а Наташа побежала к основному выходу. Но добежать не успела...

В итоге погибла Любовь, а Наталья выжила, но сильно пострадала. На работу ей вернуться не удалось. Однако у нее была взрослая 20-летняя дочь Оксана, которую Наталья впоследствии предложила начальству на освободившееся место бортпроводницы.

- Тогда 1990-й год был, с работой туго. Вот Наташа и решила, что вместо себя устроит дочку стюардессой, - вспоминает Галина Лукьянова. - Мы ей говорили: «Наташа, не устраивай». Она отвечала, что дважды в одну воронку снаряд не попадает…

Спустя 14 лет в небе под Москвой практически одновременно взорвались два авиалайнера Ту-134А-3 и Ту-154Б-2. Это был теракт, унесший жизни 90 человек. Среди погибших была и 34-летняя бортпроводница Оксана Бобровских.

На месте падения самолета под Первоуральском был установлен мемориальный камень. Фото: из личного архива семьи Лукьяновых.

На месте падения самолета под Первоуральском был установлен мемориальный камень. Фото: из личного архива семьи Лукьяновых.

ПОСМЕРТНЫЙ ОРДЕН МУЖЕСТВА

Сейчас на месте падения самолета в поле под Первоуральском стоит камень с мемориальной табличкой. Каждый год 13 января выжившие пассажиры самолета и жители Первоуральска собираются у него, чтобы помянуть погибших. В этом году встреча особенная. Не только потому, что прошло ровно 30 лет с момента трагедии, но и потому, что ветераны авиации решили добиться награждения погибшего экипажа орденами Мужества.

- То, что сделал экипаж Дунаева, до сих пор недооценивают, - отмечает Виктор Щипакин. - Поэтому мы, ветераны, решили добиться исторической справедливости. Сейчас мы бегаем по всем инстанциям, оформляем документы, чтобы экипаж Ту-134, разбившегося под Первоуральском, был награжден орденами Мужества. Не для того, чтобы прославить их, а чтобы показать молодым пилотам, как работают настоящие летчики и как они находят выход в самых неожиданных и сложных ситуациях.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также