Северный Кавказ
Коронавирус Covid-19

Коронавирус как критика общества потребления: он ударил по мегаполисам, креативному классу и либеральным ценностям

«Комсомолка» поговорила с философом Виталием Куренным о том, как общество спешно вырабатывает новые социальные практики
Если эпидемия затянется на несколько месяцев, население вернется к дачным практикам, и это даст нам возможность пережить тяжелые времена

Если эпидемия затянется на несколько месяцев, население вернется к дачным практикам, и это даст нам возможность пережить тяжелые времена

Фото: Юлия ПЫХАЛОВА

Если бы коронавируса не было, его бы следовало придумать. Так, перефразируя Вольтера, можно сказать, наблюдая за тем, как во времена пандемии мир избавляется от старых привычек , а давно обещанная цифровая антиутопия наступает буквально с каждым днем. Своими мыслями по этому поводу с «Комсомольской правдой» поделился профессор Высшей школы экономики, кандидат философских наук Виталий Куренной.

«У России своя специфика. Дачи нам помогут»

- Мы сейчас возвращаемся в прошлое – с семейными посиделками за ужином и вскапыванием грядок на личном огороде? Или наоборот, перепрыгиваем в будущее – со слежкой за смартфонами и виртуальным общением в групповых видеочатах?

- Эти процессы, действительно, дополняют друг друга. Нельзя отрицать, что в ситуации жесткой общественной опасности традиционные институты, такие как семья, снова вышли на первый план. Хотя у России своя специфика, и она нам поможет. Главная советская триада собственности, квартира – машина – дача, не утратила своего значения и сейчас. Особенно то, что касается огородов. Наше общество за последнюю сотню лет пережило множество кризисов, которых не было на западе. В частности, мы выработали в себе вот эту способность к натуральному хозяйству. И если эпидемия затянется на несколько месяцев, я думаю, население просто вернется к этим усвоенным дачным практикам, и это даст нам возможность пережить тяжелые времена.

Профессор Высшей школы экономики, кандидат философских наук Виталий Куренной

Профессор Высшей школы экономики, кандидат философских наук Виталий Куренной

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

- Можно сказать, что традиционные патриархальные общества оказались лучше готовы к эпидемии, чем страны, где индивидуальность превыше всего?

- В первую очередь, мы видим, что развитые общества оказались уязвимыми в силу большей продолжительности жизни. А востребованными оказались не только патриархальные и фундаментальные практики, но и все, что связано с Интернетом, сетью. Сложно даже представить, в каком бы состоянии мы были, если бы коронавирус пришел еще 10 лет назад. Система образования, например, просто встала бы. Еще одна примета нынешнего времени – возвращение государства. Мы видим, что именно к государственной машине сейчас обращены надежды людей. От государства ждут закрытия границ, организации медицинской помощи. И не только у нас, но и в либеральных западных странах.

Главная советская триада собственности, квартира – машина – дача, не утратила своего значения и сейчас

Главная советская триада собственности, квартира – машина – дача, не утратила своего значения и сейчас

Фото: архив "КП"

«Люди обратились от внешнего к внутреннему»

- Вирус целенаправленно ударил по сфере услуг – тем самым кофейням, барбершопам и пунктам проката электросамокатов, которые, как принято думать, отличают развитое общество от стран третьего мира. Это конец общества потребления?

- Да, именно сервисы оказались очень уязвимы. Я уже не говорю про сферу культуры и зрелищ. Один из главных трендов последнего времени был на создание мегасобытий. В культуре, в спорте. Сейчас все это остановлено. Организаторы несут грандиозные убытки. С другой стороны, резко вырос спрос на цифровое потребление. А в отличие от товарного или сервисного потребления, цифровое практически неисчерпаемое. Один и тот же онлайн-концерт могут посмотреть сколько угодно человек. Поэтому я бы сказал, что это не конец общества потребления, а его видоизменение в цифровой формат. Посмотрите, люди вернулись к своим творческим планам, активно разбирают свои фотографии и выкладывают их в соцсети. Мы видим высокий всплеск перформативности. В чем это выражается? Например, один из самых популярных флешмобов сейчас это ИЗОизоляция , где люди копируют известные картины у себя дома. Это процесс эстетизации своей повседневности. Вписывая себя в классику, люди совершают творческие акты. Из этой же серии – необычные блюда, которые все стали готовить у себя дома.

Вирус целенаправленно ударил по сфере услуг – тем самым кофейням, барбершопам и пунктам проката электросамокатов

Вирус целенаправленно ударил по сфере услуг – тем самым кофейням, барбершопам и пунктам проката электросамокатов

Фото: Вадим ШЕРСТЕНИКИН

- Такое «общество спектакля» практически, по Ги Дебору…

- Ги Дебор как твердолобый марксист считал, что только он знает, как общество устроено, а все остальные ошибаются. Я же ничего плохого не вижу в том, что человек готовит себе экзотические блюда и получает от этого удовольствие. Это нормальные творческие акты, за которые люди получают признание в виде лайков или комментариев. Это обращение к своей внутренней жизни, к своему микромиру. Если раньше за каким-то экзотическим блюдом надо было ехать в условный Таиланд, то сегодня мы пытаемся его сотворить на своей кухне.

«Москвичи давно стали отдельной социальной категорией»

- В 21 веке туризм, путешествия стали практически идеологией среднего класса. Что будет с обществом, в котором больше нет прозрачных границ, а есть лишь сплошные железные занавесы? Будет ли новый мир болен ксенофобией? Мы уже видим, что во многих странах стали резко негативно относиться к иностранцам.

- Понятно, что в такие времена расцветают всякие теории заговора. В том числе и о том, что вирус могут специально завезти из-за границы. Но я хочу заметить, что параллельно мы видим и мощные процессы интеграции. Взять хотя бы массовое открытие платных интернет-ресурсов, научных баз данных и так далее. Пока в физическом мире закрываются границы, в онлайн-мире они, наоборот, стираются.

- Есть какая-то ирония в том, что одним из рассадников заразы стал культовый среди российской элиты горнолыжный курорт Куршевель. Можно ли говорить, что пандемия целенаправленно ударила прежде всего по людям, находящимся на верхних этажах иерархии? Опять же мегаполисы – такие как Москва или Нью-Йорк – страдают больше провинции.

- Мы имеем дело со своего рода вирусной социальной критикой. Во-первых, как я уже сказал, она касается отношения к возрасту. Были попытки как-то размыть эти понятия. Говорили, например, не о пенсионерах или пожилых, а о неком старшем поколении. Сейчас же вопрос конкретного возраста человека снова выходит на первый план. То же касается и различий между жителями мегаполисов и остального мира. В России москвичи давно стали отдельной социальной категорией.

Есть какая-то ирония в том, что одним из рассадников заразы стал культовый среди российской элиты горнолыжный курорт Куршевель

Есть какая-то ирония в том, что одним из рассадников заразы стал культовый среди российской элиты горнолыжный курорт Куршевель

Фото: Евгения ГУСЕВА

- И теперь москвичей в российской провинции встречают чуть ли не с вилами…

- Да, в массовом российском сознании именно москвичи стали разносчиками вируса. В первую очередь удар пришелся на самые сложные узлы нашей цивилизации, на мобильные, изменчивые структуры. Действительно, разворачивается консервативная культуркритика либеральной доктрины. Кстати, если открыть написанный 100 лет назад «Закат Европы» Освальда Шпенглера , то мы там увидим утверждение, что именно большие города являются главным бичом цивилизации.

«Звезды в шикарных виллах вызывают раздражение»

- Сделает ли коронавирус людей равными или наоборот неравенство обострится?

- Сейчас утверждаются совершенно новые аспекты неравенства. В каких условиях человек может самоизолироваться от общества, можно ли его работу перевести на удаленный режим. Например, под огнем критики оказались звезды. Запертые в своих небольших квартирах люди видят, в каких шикарных виллах проводят свое время знаменитости. Это вызывает раздражение. С другой стороны, болезнь не щадит никого, и те же звезды оказываются в инфекционных палатах наряду со всеми простыми людьми.

- В России люди часто покупают себе машины и телефоны дороже, чем могут себе позволить. Теперь-то это потребление напоказ уйдет? Или может, богатые начнут своими масками медицинскими меряться?

- Думаю, под влиянием шока люди будут серьезно пересматривать свои экономические стратегии. Многие сейчас описывают свой предпринимательский крах в соцсетях, и мы узнаем, что у них были очень дорогие машины, но при это совершенно никакой финансовой подушки на черный день. Я думаю, у многих нынешняя ситуация надолго отобьет охоту к рискованному финансовому поведению.

- Ставшие такими популярными новые экологические и социалистические течения (а-ля Грета Тунберг) теперь станут востребованными еще больше?

- Напрашивается поворот, о котором уже давно говорят, от либерального, мобильного общества к обществу с большим государственным контролем. Да, в чем-то это похоже на социализм советского типа. Европа, кстати, уже давно готова отдать часть своей свободы в пользу большей рациональности и безопасности. Я вспоминаю недавнее выступление одного шведской женщины-политика, которая сказала: «Я была бы счастлива жить в обществе, где все за меня будут решать алгоритмы и платформы». Мы видим кризис либеральной открытости. И мы видим кризис так называемого креативного класса.

«Когда мы все сможем выйти на улицы, будет большой праздник»

- Возникает вопрос досуга: с одной стороны времени много, с другой стороны – многое запрещено, те же шашлыки вдруг стали социально неодобряемым поведением. Как будет выходить из этой ловушки человечество?

- Человечеству можно посочувствовать. А вот у нас с этим все будет в порядке. Россияне просто разъедутся по дачам и будут жарить шашлыки там. Что касается работы, то ожидаю подъем фрилансерства. Будут размываться границы между досугом человека и трудом. Многие это уже почувствовали, работая из дома. Теперь работа бывает и по выходным, и по вечерам. И свободное время тоже.

Человечеству можно посочувствовать. А вот у нас с этим все будет в порядке. Россияне просто разъедутся по дачам и будут жарить шашлыки там

Человечеству можно посочувствовать. А вот у нас с этим все будет в порядке. Россияне просто разъедутся по дачам и будут жарить шашлыки там

Фото: Евгения ГУСЕВА

- Социальная дистанция – главное словосочетание года. Необходимость сторониться других людей травмирует нас? Вице-премьер Татьяна Голикова недавно сказала, что уже летом мы снова начнем жать друг другу руки. А вот я в этом совсем не уверен. Не будет так, что другой человек теперь всегда будет подсознательно восприниматься как источник заразы или какой-то другой опасности?

- В разных культурах понятие социальной дистанции разное. И у северных народов, таких как мы, эта социальная дистанция всегда была больше, чем у южан. Поэтому нам легче. А вообще за несколько месяцев такие глубокие изменения вряд ли можно выработать в себе. Человек – это существо, которому нужны социальные изменения. Я уверен, когда мы все снова сможем выйти на улицы и ничего не боятся, это будет большой, хороший праздник.