Северный Кавказ
Общество

Мир без Джульетто

Страшная, непоправимая потеря: в Италии скончался знаменитый журналист, большой друг России Джульетто Кьеза
Итальянский журналист Джульетто Кьеза. Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС

Итальянский журналист Джульетто Кьеза. Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС

Он умер на 80-м году жизни – что тоже невероятно: Джульетто с его невероятной жизненной энергией едва давали 65. Спортивный, оптимистичный, веселый – он давал всем нам фору, проплывая каждое утро несколько километров в бассейне, когда мы встречались с ним на каких-нибудь международных форумах и жили в одном отеле. Работать с ним было - удовольствие, а дружить – счастье. И огромная удача встретиться на войне, пусть даже и информационной – но лучше, конечно, по одну сторону баррикад…

Мы с ним давно и хорошо дружили и даже бывали друг у друга в гостях, не говоря уж о многочисленных интервью в «КП», в которых все последние 15 лет обсуждали приближение мировой катастрофы. Она была неизбежна, это всем было ясно - но никто и представить себе не мог, что она будет такой: вместо окопов - периметры собственных квартир, вместо воздушных тревог – завывания «Скорых».

Но даже приближение войны было не так страшно, потому что был Кьеза, который обязательно нашел бы выход! Журналист в изначальном, высшем понимании профессии, авантюрист в лучшем смысле слова: борец с нацизмом, бывший депутат Европарламента, писатель, публицист, «живчик», не знающий слова «усталость» - вот каким был Джульетто.

Джульетто Кьеза любил Италию и обожал Россию.

Джульетто Кьеза любил Италию и обожал Россию.

Фото: Галина САПОЖНИКОВА

Русский язык он выучил в бытность свою собственным корреспондентом итальянских газет «Унита» и «Стампа» в Москве, еще во время перестройки, и знал его блестяще. Любил Италию и обожал Россию: можно сказать, что именно благодаря Джульетто отношения этих двух стран были и остаются особенными. Написал множество книг, в том числе на русском языке: «Русофобия 2.0: болезнь или оружие Запада», «Мир на пороге войны», «Zero», «Что после катастрофы».

Многие его слова воспринимаются теперь как политическое завещание, или пророчество: «Россия должна высказываться в интересах всех и каждого, иными словами – в интересах выживания Человека. Не просто как великая и гордая страна, защищающая себя от внешней агрессии, подтверждающая свою легитимность во избежание планетарного столкновения. Необходимо нечто большее – мощный сигнал, идеология спасения, которая жизненно необходима всем народам Земли, каждой культуре и религии. История распорядилась, чтобы Россия на мировой арене выступила в качестве сильной державы, способной остановить третью мировую войну. Россия остается единственной страной, обладающей стратегическим потенциалом, который в состоянии остановить безумцев, ослепленных невежеством и эгоизмом. И это не просто миссия – это жизненная необходимость.»

Сколько всего человек успел! И сколько не успел. Рано ушел. Рано…

Многие его слова воспринимаются теперь как политическое завещание, или пророчество

Многие его слова воспринимаются теперь как политическое завещание, или пророчество

Фото: Галина САПОЖНИКОВА

У нас с ним было множество умных разговоров и забавных историй и в Москве, и в Риме, и в Брюсселе – на фотографии, которая нашлась в моем архиве, он весело барабанит перед зданием Европарламента – против чего, вы бы думали? Против закрытия русских школ в Латвии, от которой он однажды даже баллотировался на выборах в Европарламент и за русскоязычных жителей которой болел всей душой. В этом снимке – весь его характер: бесстрашие, юмор, молодость, уверенность в себе, сила...

Но больше всего нас подружила история, которая произошла в Таллине. В декабре 2014 тогдашние эстонские чиновники слишком буквально поняли приказ бороться с «русским духом» во всех его проявлениях. Джульетто прилетел в Эстонию, чтобы прочитать лекцию в международном медиаклубе «Импрессум». Мы с коллегой встретили его в аэропорту – элегантного, моложавого, в шикарной шляпе цвета бордо. Пообедали, пообщались, отправили в отель отдохнуть перед выступлением. Через полчаса четыре суровых эстонских полицейских вывели его из номера, арестовав гражданина Евросоюза в Евросоюзе, отобрали шнурки и галстук и закрыли в камеру. За что? За убеждения… Я не шучу, это правда. Просидел он там недолго, от силы часов шесть. Общественность, не дождавшись лектора, с энтузиазмом обсуждала в это время эстонскую демократию, а вернее, ее отсутствие. Итальянский посол был в ярости и бил во все колокола, МИД Италии – тем более. Счастлив был один Кьеза: видели бы вы, с каким видом он выходил, когда в 12 ночи опозорившиеся полицейские с поклоном выпускали его на волю по требованию европейских начальников!

Джульетто Кьезо и корреспондент "Комсомольской правды" Галина Сапожникова.

Джульетто Кьезо и корреспондент "Комсомольской правды" Галина Сапожникова.

Фото: Анастасия МЯЛЬСОН

Как веселился, читая официальную бумажку, в которой было написано, что въезд в Эстонию ему запрещен сроком… на один месяц. «Вот объясни мне, Галя – неужели они в самом деле думают, что я за месяц перевоспитаюсь и изменю свои убеждения?» - переспрашивал он меня. Приходилось быть честной: «Именно так и думают. Исходя из своего жизненного опыта».

Через месяц, так и не перевоспитавшись, Джульетто Кьеза вернулся в Таллин, прочитал-таки свою лекцию и вышел в итоге из этой битвы победителем, помотав еще немного Эстонии нервы в Европейском суде. Ни один вызов не оставался для него неотвеченным. Ни один бой – проигранным. Ни одна война – незаконченной. Кроме последней, которая называлась войной за жизнь.

Автограф Джульетто Кьеза

Автограф Джульетто Кьеза

Фото: Галина САПОЖНИКОВА