Северный Кавказ
Политика

Почему Порошенко заговорил по-русски в офисе генпрокурора Украины

Удивительное превращение свидомого украинца в поганого москаля свершилось после того, как экс-президент стал подозреваемым
Удивительное превращение свидомого украинца в поганого москаля свершилось после того, как экс-президент стал подозреваемым

Удивительное превращение свидомого украинца в поганого москаля свершилось после того, как экс-президент стал подозреваемым

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Бывший президент Украины, а ныне глава парламентской фракции «ПЕС» (Партия «Европейская солидарность») на днях удивил всех тем, что вдруг начал пререкаться с главой Генеральной прокуратуры Украины Ириной Венедиктовой. И не просто ругаться, это в Незалежной дело привычное – кто только кого там не облаивает, в глаза и заочно, - а делать это на чистом русском языке. И это экс-президент, при котором ввели языковые квоты на радио и ТВ, запретили образование на русском, объявили, что в госучреждениях осталось место «тильки для мовы» и т.д.!

Впрочем, обо всем по порядку. Несколько дней тому назад в Киеве Порошенко обвинили в незаконном перемещении картин из его коллекции через границу. Речь шла о 42 предметах живописи, принадлежавших кисти, преимущественно, русских художников 19-го и 20 веков. Глазунов, Левитан, Репин, Бенуа, Айвазовский и т.д. Уже этого было бы достаточно настоящему укропатриоту, чтобы обвинить Порошенко в непатриотичности. Где, спрашивается, рисунки Тараса и Шевченко? Или это один и тот же человек? Простите, других украинских художников я как-то не знаю (с прозаиками и поэтами как-то получше, хотя бы слышал).

Порошенко в ответ тут же организовал выставку этих картин в одной из галерей украинской столицы. Все чин чином, картина, название, а под ней таможенная декларация или какая-то другая бумажка, подтверждающая легальность происхождения и пребывания предмета искусства на территории Украины. Но тут случилось неожиданное – галерею сначала окружил спецназ, а потом и ворвался в нее. Петр Алексеевич, оставив коллекцию на попечение супруги, быстро и бодро ретировался через всякие служебные помещения, кладовки и комнаты уборщиц и т.д. и вышел из галереи черным ходом, оставив спецназ в дураках. А потом пришел в прокуратуру, будучи вызванным туда очередной повесткой – по делам Порошенко на Украине возбуждено уже около 20 уголовных дел, но до того момента он везде проходил по ним свидетелем.

Вот и в тот раз Порошенко пришел в прокуратуру, думая, что ему придется опять давать свидетельские показания, но его ждал очень неприятный сюрприз. Сотрудники прокуратуры вручили ему «пидозру». То есть Порошенко стал подозреваемым в совершении уголовного преступления. И вот тут его проняло по-настоящему. Петр Алексеевич в компании своих сторонников ворвался в кабинет, где находилась Венедиктова, уселся за стол и начал выяснять с ней отношения. В какой-то момент он сорвался и перешел на чистый русский язык. Что характерно, госпожа генеральный прокурор объяснялась с ним тоже не на мове, на языке Пушкина, Чехова и всех Толстых. Суть требований Порошенко сводилась к тому, что поскольку он член парламента, «пидозру» ему должна вручать руководитель ведомства, то бишь сама Венедиктова. Но, как оказалось, Петр Алексеевич, хоть и принимает законы, сам их до конца не дочитывает. Поскольку генпрокурор имеет право поручить сделать это обычным прокурорам, что и было госпожой Венедиктовой оформлено надлежащим образом.

Вообще, как бы это удивительно ни выглядело, но сцена в прокуратуре Украины до боли напоминала фрагмент из советского сериала «Семнадцать мгновений весны». Там, где Штирлиц объясняет Кэтрин Кин, что женщины во время родов из-за стресса кричат на своем родном языке. Порошенко, конечно, в тот момент не рожал, но стресс явно испытал нешуточный, раз мгновенно забыл мову и перешел на тот язык, который для него наиболее органичен.

А все из-за того, что по новому законодательству Украины теперь для снятия депутатской неприкосновенности с члена парламента не требуется голосования и согласия депутатов. Все просто, прокуратура объявляет «пидозру», а потом уже дело техники – задержание, если это необходимо, и мера пресечения, выбранная судом - от домашнего ареста до ареста натурального, с помещением в СИЗО.

Конечно, уголовное дело, по которому Порошенко проходит в качестве подозреваемого, вряд ли тянет на СИЗО (да и найдется достаточное количество политиков, которые возьмут его на поруки) – речь идет о давлении на главу Службы внешней разведки при назначении его заместителя. Но тут, что называется, главное – начать. С Порошенко снята неприкосновенность. И, похоже, что перспектива возможного развития событий очень испугала Петра Алексеевича.

Он уже не неприкосновенный, а может стать и неприкасаемым. Тем более, что от Зеленского этого очень ждет его электорат.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Эксперт: Судьба Порошенко зависит от выборов в США

Почему против пятого президента Украины возбуждено уголовное дело по обвинению в госизмене (подробности)

Политолог Александр Охрименко: Скандалом с картинами Репина и Айвазовского маскируют хищения Порошенко на 2 млрд!

В пятницу, 29 мая, экс-президента Украины вызвали на допрос в Государственное бюро расследований по делу о незаконном вывозе 42 картин всемирно известных художников (подробности)