Северный Кавказ

Быть подземке!

15 июня 1931 года ЦК ВКП(б) принял постановление о строительстве московского метро. И покатилось…
15 июня 1931 года ЦК ВКП(б) принял постановление о строительстве московского метро. И покатилось…

15 июня 1931 года ЦК ВКП(б) принял постановление о строительстве московского метро. И покатилось…

Фото: ТАСС

Замышлялось метро давно, да все не решались подступиться к проекту. В других европейских столицах подземка жила даже как бы собственной жизнью - сумели построить, не разрушая облика старых городов, а у нас затылки в раздумье почесывали. Еще в 1902 году инженер и предприниматель

П. И. Балинский со товарищи предложил проект - и продумал, кажется, все, но Московская Дума восстала: «Господину Балинскому в его домогательствах отказать!»

Большевики смотрели глубже. И заглубиться в московские недра не испугались. Пленум Центрального комитета партии принял-таки постановление. И сразу лозунги по всей Москве: «Даешь метро!» Над рабочим проектом трудились наши лучшие инженеры, а также их коллеги из Англии, Франции и Германии.

И началось! На штурм московских глубин кинулись более 75 тысяч человек - первым делом москвичи, потом прибыли воодушевленные небывалым строительством шахтеры Донбасса, бетонщики, поднаторевшие на Днепрострое, - молодежь в основном.

Сразу же на пятистах заводах принялись делать то, чего никогда раньше не делали: эскалаторы, насосы, вентиляторы и прочее, что в строительстве метро необходимо. И свершилось, казалось, невозможное в такой короткий срок: 15 мая 1935 года первый пробный поезд московской подземки под гром оркестров прошел от станции «Комсомольская» через «Красносельскую» в «Сокольники»! А регулярное движение открылось по полной трассе, как в песне спели: «От «Сокольников» до «Парка» - на метро!»

Грянула Великая Отечественная - и метро стало как бы вторым городом. В подземном вестибюле станции «Кировская» размещался Государственный комитет обороны, Ставка Верховного главного командования, где сразу после эскалаторов, внизу, установили стену для отражения ударной волны, если на поверхности неподалеку взорвется фугас. Здесь же находился командный пункт ПВО. И две комнаты в центре подземного зала: одна - для Сталина, другая - для начальника Генерального штаба. В конце платформы, с левой ее стороны, оборудовали комнату отдыха членов Политбюро и их семей. Сюда спускались во время вражеских налетов из главного объекта Государственного комитета обороны, размещавшегося в двух шагах - в особняке на ул. Кирова (ныне Мясницкая), 37.

Станции метро всю войну служили убежищем для москвичей и так же быстро возвращались к своей обычной работе, когда налеты кончались. А самое удивительное, что метро в дни и годы войны продолжало расти! За военные годы проложили 14,8 км путей. И в одном только 1943 году открылись новые станции: «Новокузнецкая», «Павелецкая», «Завод им. Сталина» (теперь «Автозаводская»). В следующем,

1944-м, - «Бауманская», «Электрозаводская», еще одна «Сталинская» (ныне «Семеновская»). И - «Измайловская».

Ну а после войны закрутилось еще пуще прежнего. Открылось первое кольцо со станциями, на которые нескончаемо водят иностранных туристов и теперь, потому что подобного по красоте метро те у себя дома не видели.