Северный Кавказ
Звезды

«Были финансовые нарушения. Но никто же не стал сиротой»: директор театра Вахтангова встал на защиту фигурантов дела «Седьмой студии»

По мнению Кирилла Крока, 6 лет колонии - слишком строгое наказание
Директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок. Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Директор Театра имени Вахтангова Кирилл Крок. Фото: Станислав Красильников/ТАСС

22 июня на заседании Мещанского суда гособвинение заявило о виновности всех фигурантов так называемого театрального дела и запросило для них суровое наказание.

Для режиссера Кирилла Серебренникова - 6 лет колонии общего режима. Для бывшего директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского - 5 лет лишения свободы, для двух других обвиняемых - бывшего директора департамента господдержки искусства Минкульта РФ Софьи Апфельбаум и экс-гендиректора «Седьмой студии» Юрия Итина - по 4 года. «Мы считаем необходимым вменить ущерб в сумме 128,9 млн руб. В остальной части мы считаем, что обвинение полностью нашло свое подтверждение», - заявил прокурор.

Эта позиция гособвинения вызвала шок не только у самих подсудимых и их близких, но и у всей театральной общественности.

- Наказание, которое требует прокуратура, неоправданно жесткое. От действия фигурантов этого дела не пострадали люди, никто не стал сиротой, - высказал свое отношение директор театра им. Вахтангова Кирилл Крок. – Никто же не отрицает, что в деятельности «Седьмой студии» были большие финансовые нарушения. Но ведь факт воровства бюджетных средств так и не был доказан.

Но больше всего меня поразило, что прокуратура требует признать виновной Софью Апфельбаум. Она - один из самых уважаемых людей в театральном мире. Стоить напомнить, что в то время, когда она занимала должность директора департамента господдержки искусства Минкульта РФ (речь идет о периоде с 2011 по 2014 годы, когда госсубсидия в виде траншей Минкульта поступала на счет «Седьмой студии» – Ред.), не было правила требовать финансовую документацию от учреждения культуры или НКО, которые получали деньги от министерства на проведение своих фестивалей, гастролей, спектаклей. Даже будучи директором департамента, Софья Апфельбаум не могла в то время отвечать за ведение финансово-хозяйственной деятельности НКО.

Приказ о финансовом контроле со стороны министерства появился позже, примерно в середине 2014 года. И только тогда профильный департамент получил разрешение затребовать так называемые первичные документы: договоры, счет-фактуру, смету, накладные, акты выполненных работ. До выхода этого приказа, который подписал Владимир Мединский, мы все: и наш театр им.Вахтаногова, и другие федеральные театры, и тот же проект «Платформа» - отчитывались одинаково - в основном это были творческие отчеты. Почему же сейчас те старые порядки, которые существовали для всех, вдруг поставили в вину только Софье Апфельбаум. Почему ее вдруг назначили ответственной задним числом? Почему ей вменяют преступную халатность? Кстати, до нее точно такие же отчеты подписывали ее предшественники. Почему тогда к ним претензии нет? А для нее прокуратура требует 4 года лишения свободы. Вот такая субъективная, предвзятая оценка гособвинения шокировала театральное сообщество.

26 июня судья должна начать оглашать приговор. Сейчас единственная надежда на справедливый суд. Хочется верить, что судья досконально разберется в этой истории. Что это громкое, резонансное дело все-таки будет переквалифицировано с уголовного на экономическое правонарушение.

Давайте будем надеяться на здравую, а главное справедливую позицию суда.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Дадут ли Кириллу Серебренникову 6 лет общего режима: Главное о процессе

В Мещанском суде Москвы в течение всего дня проходят прения по так называемому театральному делу (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ