Северный Кавказ
Экономика

В одной маленькой, но гордой республике власти устроили бюрократическое «ревизорро» упрямому фермеру Ивану

После того, как он подал в суд, местный молочник стал «врагом государства» в Марий Эл
Герой репортажа фермер Иван Собко.

Герой репортажа фермер Иван Собко.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

После того, как марийский животновод Иван Собко подал в суд на региональный минсельхоз, его хозяйство держит оборону от многочисленных государевых людей, умудрившихся парализовать работу успешного предприятия. В чем же провинился фермер, и почему местные чиновники вместо помощи насылают на него одну проверку за другой.

«А НАМ ПОЛОЖЕНО, НАМ МОЖНО!»

… - Сначала подумал, рейдеры какие приехали — с фермы звонят, про каких-то людей орут, которые каждой корове под хвост заглядывают, - вспоминает Иван Собко о неожиданном визите непрошеных гостей.

Но фермер ошибался. В тот день, 28 мая, в его коровники высадился десант из множество всевозможных проверяющих — представители минсельхоза, ветеринарного комитета, а половина из десятка прибывших и вовсе оказались сотрудниками управления экономической безопасности и противодействия коррупции (экс-УБЭП) МВД Марий Эл.

- Я на взвешивании телят была, как вдруг куча народа незнакомого идет, все без масок, - говорит ветврач Валентина Сергунькина. - Я им: «Куда? Нельзя, карантин кругом, заразу занесете!», а они уже к телятам зашли, и высокий такой говорит: «А нам положено, нам можно!» Документов никто из них не показал. Ой, не дай Бог снова закроют — что делать-то будем?..

Переживать еще одно разорение хозяйства никто из 30 жителей соседних деревень, которым Иван Собко дает работу, не хочет. А их на памяти селян было несколько, начиная с девяностых. Бывший колхоз сопротивлялся до последнего, но и он загнулся восемь лет назад — коровы и бычки пошли под нож, строения разорены, а специалисты, механизаторы и скотники забрали трудовые книжки. Новую надежду дал Иван Собко, который в 2015 году выкупил полуразрушенные здания, привел их в порядок и заново собрал коллектив бывшего колхоза. Фермер проводит небольшую экскурсию, с гордостью показывая свои владения, где сегодня дружно мычат около 300 бычков и коров, а ферма выдает более 4 тонн молока в сутки. С реализацией которого после проверяющих у Ивана возникли большие проблемы.

Хозяйство рахваленного колхоза Иван выкупил в 2015 году.

Хозяйство рахваленного колхоза Иван выкупил в 2015 году.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

ЧТО В ВЫМЕНИ ТЕБЕ МОЕМ?

Зачем-то подсчитав коров и осмотрев их вымя с рогами, борцы с экономической преступностью зашли в рабочий кабинет Ивана и забрали все бумаги. А ветврача Сергунькину попросили расписаться в пустом бланке протокола, что женщина от незнания и сделала. В числе изъятого — журналы прививок, учета приплода и даже журнал искусственного осеменения коров.

- Без журналов ветучета мы не знаем, какую из них уже осеменяли, когда коровы будут телиться, не можем правильно кормить, планировать, а переработчики не принимают молоко, - грустит фермер. - Копии журналов вместе с протоколами привезли лишь 1 июня, но с ними невозможно работать.

Я изучаю копии, пытаясь понять: какое такое экономическое преступление можно обнаружить, изучая данные о сперме быков и осеменении коров? Не получается.

- Вот и у меня тоже, - вздыхает Иван. - Часть документов вообще не имели права изымать, поскольку они относятся к непрерывному циклу производства, их должны копировать на месте. Получается, они и закон «Об оперативно-розыскной деятельности», на который сослались, несколько раз нарушили.

Фермер держит в руках полученные документы.

Фермер держит в руках полученные документы.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«ПРИЕЗЖАЮТ И ЭКОНОМИКУ ЛОМАЮТ...»

И он продолжает загибать пальцы, перечисляя нарушения, которые допустили полицейские, каждый раз на память цитируя нужную букву закона. («Я же юридический закончил, - видя мое удивление, добавляет он). Вспоминает и распоряжение правительства России о запрете проверок на время пандемии. Если не возникло, конечно, угрозы безопасности людям.

- Да не было такого, иначе сразу бы сказали, - пожимает он плечами. - Мы вообще тут как в параллельном мире живем. Из телевизора говорят о поддержке малого агробизнеса, а у меня шмон в это время проходит, осложняя работу. Анекдот какой-то: людям платят деньги за то, чтобы экономическую преступность одолеть, а они приезжают и мне экономику ломают. Или это и была цель?..

Но что искали-то? Все же целую сельхозперепись произвели, потратив время и деньги на командировку из Йошкар-Олы до его Горномарийского района (160 км).

- Я уже месяц от них ответа на это вопрос не могу добиться, - разводит он руками. - Все документы в порядке, к молоку претензий нет...

«ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ НЕВОЗМОЖНО...»

Получить внятных ответов от МВД республики на простые, казалось бы, вопросы, мне также не удалось. Отказавшись от личной встречи, полицейские прислали весьма пространное письмо за подписью замминистра Коновалова А. С.: мол, мы открыты для общества, но есть закон «О персональных данных», который де они нарушат, если ответят, а потому «предоставление информации невозможно». И над этим в МВД республики трудились аж неделю?! И потом — вопросы были о возможном нарушении прав фермера, а не о его данных. «Ссылка на закон «О персональных данных» неправомерна», - сделали вывод юристы «КП».

А может, в составленных протоколах намеки на некие темные делишки есть? И я погружаюсь в акты обследования.

Итак: обнаружены коровники, а в них «выявлено наличие сельскохозяйственных животных». Номер каждой из них внесен сюда же. По логике следующим открытием должно было стать «дает корова молоко». Ну и стоило ради этого в такую даль из Йошкар-Олы кататься?

А тот «проверочный» день не хотел заканчиваться для Ивана просто так…

Фермер Иван Собко: "Из телевизора говорят о поддержке малого агробизнеса, а у меня шмон в это время проходит, осложняя работу".

Фермер Иван Собко: "Из телевизора говорят о поддержке малого агробизнеса, а у меня шмон в это время проходит, осложняя работу".

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

ЗА ВОВРЕМЯ ОПЛАЧЕННЫЙ ШТРАФ ПОВЕЗЛИ В СУД

Проводив «гостей», фермер отправился домой. Едва сел за стол, как в дверь постучали. «Иван Александрович? Есть распоряжение доставить вас приводом», - сообщили два судебных пристава. И фермер поехал. Он еще не успел как следует отойти от проверочного десанта, как снова был ошарашен: так, мол и так - за вами штраф неоплаченный аж в 10 тыщ рублей имеется, сейчас в отдел, а потом в суд повезем.

- Объяснял: штраф такой был (в свое время сотрудника оформил с ошибкой), - возмущенно машет руками фермер. - И никакой просрочки не было: постановление о нем вступало в силу 24 марта, оплатил досрочно, 17 марта. Предлагал привезти им квитанцию об уплате, но такой возможности мне не дали, и мы поехали в суд.

К тому времени Ивану уже прислали фото квитанции, и судья, немало удивившись прыти приставов, тотчас же отпустила фермера.

«ОЧЕНЬ СТРАННЫЕ ДЕЛА»

- Что это было? - спрашиваю у начальника Горномарийского отдела судебных приставов Александра Благова, но тот уверяет, что не знал об уплате штрафа.

- Если бы эти квитанции он мне показал... - сказал пристав. Выходит, что каждый раз после того, как гражданин вовремя оплатил штраф, ему нужно вприпрыжку нестись к приставам и доказывать своевременность оплаты, иначе - жди конвой? Но пристав продолжал удивлять:

- А вообще откуда у такого честного человека могут быть штрафы за административное правонарушение? - ерничал он.

Я с ужасом вспомнил, как несколько лет назад ретивый страж порядка оштрафовал меня за переход дороги в неположенном месте. Я теперь тоже в разряд нечестных граждан переведен?..

- Административное нарушение у него было? Было! Вот видите! - торжествующе продолжал пристав. - Гипотетически может быть такое, что он этот штраф не оплатил, а мы не знали. Если бы судья вынес определение о признании протокола незаконным, тогда другое дело. Но такого постановления никто не выносил!

Настала моя очередь впасть в ступор…

«ВАШ НАЧАЛЬНИК БОЛЬНО МНОГО ПИШЕТ...»

А это тогда что? Читаю я постановление той самой судьи, к которой отвезли приставы Ивана. Черным по-белому: «Поскольку штраф Собко А. И. был оплачен СВОЕВРЕМЕННО, производство по административному делу подлежит прекращению». Лукавил начальник приставов или правда не знал?

- Очень странные дела, - удивился один из бывших работников ФССП РФ. - Вообще-то у службы есть специальная автоматизированная база, и если человек вовремя оплатил штраф, то приставам достаточно войти в нее и не ездить понапрасну.

- И правда странные, - говорит Иван Собко. - Приставы, которые меня забирали, сказали, что действуют по указке мэра Козмодемьянска (Козьмодемьянска), а тому, в свою очередь, звонили из правительства Марий Эл.

Чуть позже и старший пристав, и мэр города Михаил Козлов в разговоре с «КП» дружно открестились от «заказа», мол никакого конфликта с Иваном у них не было. Тем не менее синхронность активизации госорганов в отношении фермера удивляла — надо же, как дружно законность проверить захотели! Рядом в это время вздыхает ветврач Сергунькина:

- Я спросила у полицейского: а зачем все это? А он: «Ваш начальник больно много пишет...»

И, похоже, в этом-то все и дело.

ПОБЕДУ ОТДАЛИ... ПРОИГРАВШЕМУ

Иван подводит меня к очередному восстановленному коровнику. Тот хоть и подлатан, но абсолютно пуст.

- Хотели расширяться, моя мечта — довести число голов до 600, - разводит фермер руками. - Для этого мы и подали в прошлом году заявку на еще один грант в 10 миллионов. Оставалось докупить коров, но дальше вообще какой-то детектив от нашего минсельхоза случился…

А ведь поначалу все было неплохо — фермер написал бизнес-план, обещал к гранту добавить свои 12 миллионов и запустить коровник. И, казалось бы, победа в кармане: его заявка набирает 189 баллов, заявка конкурента — всего 144.

- Потом вдруг читаю: выиграл тот, другой, - печалится животновод. - Как так-то? Он даже по ряду условий не подходил. Например, КФХ должно работать не менее 24 месяцев, а он как семейная животноводческая ферма (обязательное требование для участия в этом конкурсе) в налоговой даже не зарегистрировался…. Оказалось, Минсельхоз добавил некое «собеседование», по итогом которого и отдали победу непонятно кому...

Иван с несправедливостью мириться не стал и подал в суд, тем самым, похоже, сильно разозлив местных чиновников. А до кучи написал о происходящем, куда только можно — от МВД до Генпрокуратуры.

«РУКОВОДСТВОВАЛИСЬ КАКИМИ-ТО ВНУТРЕННИМИ УБЕЖДЕНИЯМИ»

Действительно — как же так вышло? Все это я хотел спросить у министра сельского хозяйства Александра Гречихо, но тот, едва узнав о чем речь, предпочел перевести разговор в жанр запроса. Ответу я не удивился: минсельхоз не вмешивается в работу полиции, «основанием, возможно, явилась оперативная информация», комиссия была права, приняв решение «о неудовлетворительном результате собеседования Собко И.А.», а «результаты конкурсного отбора подведены в соответствии с требованиями действующих нормативных актов».

И снова нестыковка, мягко говоря. Подчиненные Гречихо почему-то забыли сказать, что прокуратура после обращения фермера усмотрела в самом факте «собеседования» коррупционногенный фактор, а антимонопольщики вызвали тех, кто это «собеседование» проводил, и выяснили: «при вынесении Собко И.А. неудовлетворительной оценки они руководствовались лишь какими-то внутренними субъективными убеждениями, что в свою очередь создает угрозу для недопущения, ограничения или устранения конкуренции».

Здесь же хоть и мутно, но, наконец, открывается, зачем приезжали полицейские на ферму: «в связи с выявлением признаков освоения грантов».

- Значит, точно это инициатива минсельхоза была, они контролируют исполнение грантов, - уверен Иван Собко. - Да, выигрывал государственный грант в 2016 году, но полностью отчитался, деньги в обновление фермы и закупку еще 100 нетелей (коров, еще не приносивших потомство) пошли, проверяли уже, претензий нет…

А вскоре фермер доставил минсельхозу Марий Эл очередную порцию неприятностей.

ПОЖАЛОВАЛСЯ — ЗАМУЧИЛИ ПРОВЕРКАМИ

Тому выступлению марийского животновода на XXXI всероссийском съезде фермеров, который прошел в феврале этого года в Москве, рукоплескал весь зал. «Более наплевательского отношения к сельхозсектору не наблюдалось!», «сократились и суммы, и количество выделяемых грантов», «Минсельхоз нам помогать должен, а вместо этого мы вынуждены с ним бороться», «субсидии на молоко резко снизились — проще нам сложиться и им помочь», «информация до нашего министерства доходит только тогда, когда фермеры пишут в приемную Путину», - критиковал Иван Собко.

- У нас кто Марий Эл представляет из министерства сельского хозяйства? - строго обвел тогда зал 1-й замминистра сельского хозяйства России Джамбулат Хатуов.

- Никого!

- Тогда вызовем министра!

И на следующий день марийские сельхозчиновники примчались в Москву. Как рассказывают очевидцы, после встречи со вторым лицом Минсельхоза РФ те ходили с поникшими головами.

- Правильно Ваня все сказал! - поддерживает глава марийского отделения Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств Григорий Петров-Чоткар. - Наши сельхозчиновники вообще отстранились от земли, только какие-то отчеты пишут, а министр вообще метит в большую политику. Представляешь, за 2,5 года, пока работает новый министр, он ни разу не встретился с начальниками сельхозуправлений, а все наши инициативы погибают у него в приемной! Стоило Ивану подать на них в суд и рассказать об этом во всеуслышание, как его замучали проверками! Но это еще что!..

МИНИСТР РАЗОЧАРОВАЛСЯ В ФЕРМЕРАХ?

И главный фермер республики рассказывает, как однажды вместе с коллегами пытался изобличить подставных фермеров, почему-то получающих бюджетную поддержку, но результатов так и не выдающих.

- И тогда наш министр сказал, что он разочаровался в фермерском движении и ему проще работать с крупными хозяйствами, - откровенничает Григорий Петров-Чоткар.

Я замолкаю, переваривая услышанное. А ведь министр по сути сказал то, о чем многие его региональные коллеги говорить вслух стесняются. Здесь все просто — чиновник живет отчетами и графиками, ползущими вверх. А их сходу может выдать как раз агрохолдинг. И не нужно чиновнику выезжать в небольшие хозяйства, помогать фермерам, навозом дорогие штиблеты пачкать и решать порой их занудные проблемы… Зачем, когда агрохолдинги и так принесут красивые цифры, которыми не грех и на самом верху похвастаться? И в погоне за этими цифрами местным чиновникам тот самый маленький фермер часто не нужен (тем более такой, которого действующее положение дел не устраивает). А вместе с ним ненужными оказываются селяне, которым он дает работу и этим сохраняет деревни. И неважно, что поддержка малого агробизнеса на самых высоких уровнях называется одним из приоритетов государственной политики: главное — выдать красивые цифры, авось, за это все простят...

Не везде так, конечно. Тот же Иван Собко сейчас всерьез задумывается о том, чтобы перевезти свои трактора и коров в Татарстан, Калужскую или Московскую области («Ну, почему там минсельхозы работают, постоянно помогают фермерам, отстаивают их права, защищают нападок?»). А пока снова зарывается в чиновничьих бумагах. И сколько их таких еще по России, простых русских мужиков-фермеров, которые вместо работы в полях вынуждены отвлекаться на бесконечную переписку с чиновниками…

P.S. Этот материал уже готовился к сдаче в печать, когда снова позвонил Иван Собко. На этот раз фермером занялось марийское управление ФАС, которое потребовало от него предоставить кучу бумаг на тему: насколько законно тот в свое время приобрел разоренный колхоз. Антимонопольщики не скрывают — действуют они… по обращению Минсельхоза Марий Эл! Эх, эту бы энергию, с которой обидевшиеся чиновники обрушились на Ивана, да в мирное русло…

КОММЕНТАРИЙ

«Похоже на сведение счетов. Берем на контроль»

Олег Сирота, фермер-сыровар, замруководителя комиссии по АПК и сельских территорий Общественной палаты РФ:

- Возмутительная история! Нам постоянно говорят на всех уровнях: считаете, что чиновники не правы - идите в суд, доказывайте свою правоту. Иван сходил и теперь его давят. Куча невнятных проверок, которые проводятся в его хозяйстве после критики в адрес марийского минсельхоза, вряд ли можно назвать случайным совпадением, все это больше похоже на месть, мелочное сведение счетов и прямое давление на бизнес. Общественная палата и Общероссийский народный фронт берут дело Ивана Собко на особый контроль. Призываем сделать тоже самое Минсельхоз РФ и МВД РФ.