Северный Кавказ
Общество

Поэма без героя: На что Серебренников потратил государственные миллионы

Следствие условно доказало, что театральный режиссер условно похитил 129 млн рублей. Теперь ему предстоит условный срок
Мягкий обвинительный приговор фигуранты дела «Седьмой студии», похоже, признали за свою победу, хотя публично говорили о надеждах на полное оправдание. На фото - Кирилл Серебренников (крайний слева) пожимает руку Алексею Малобродскому в зале суда. Крайний справа в том же ряду - Юрий Итин. Фото: Артем ГЕОДАКЯН/ТАСС

Мягкий обвинительный приговор фигуранты дела «Седьмой студии», похоже, признали за свою победу, хотя публично говорили о надеждах на полное оправдание. На фото - Кирилл Серебренников (крайний слева) пожимает руку Алексею Малобродскому в зале суда. Крайний справа в том же ряду - Юрий Итин. Фото: Артем ГЕОДАКЯН/ТАСС

В конце июня Мещанский суд Москвы вынес приговор по «делу «Седьмой студии». Все фигуранты, включая скандального режиссера Кирилла Серебренникова, отделались условными сроками и штрафами. Кроме того, они должны выплатить 129 миллионов рублей — суд решил, что именно на такую сумму группа нанесла ущерб государству.

Приговором остались недовольны как защитники Серебренникова, настаивающие на полной его невиновности и называющие дело «политическим», так и противники, которые считают, что приговор очень мягкий и какой-нибудь обычный бизнесмен за такие же делишки наверняка присел бы лет на пять.

Мы попытались разобраться в подоплеке дела с точки зрения экономики — что же они такого натворили с государственными деньгами и какую роль исполнял каждый.

СВОИ ЛЮДИ - СОЧТЕМСЯ

Отправным пунктом, после которого о «деле Серебренникова» стало известно общественности, послужил арест в 2017 году главбуха «Седьмой студии» Нины Масляевой (хотя дело о мошенничестве в отношении этой организации СК по Москве возбудил еще в 2015 году). Ее обвинили в хищении средств, которые государство выделяло на развитие искусства. Женщина молчать не стала, призналась, пошла на сделку со следствием и сдала всех. Рассказала, что на самом деле происходило с 216,5 миллионами рублей, которые минкультуры РФ перечислило «Седьмой студии» на проекты. В том числе, о существовании «черной кассы», деньгами из которой распоряжались деятели искусства. При этом бюджетные средства предварительно обналичивались через фирмы-однодневки «Инфостиль», «Солостудия» и «Актив Эйм». Сначала под 8-9, потом уже под 12 процентов от суммы — типичный на тот момент процент обнальных контор.

В чем прелесть обналички, знает каждый коммерсант: отдал такой «фирмочке» 100 рублей якобы за некие работы, получил обратно 90 в сумке и все — они выведены из-под контроля, делай с ними, что хочешь. Часть можно по делу потратить (причем, без лишней бюрократии, передав деньги из рук в руки), а часть можно спокойно положить в карман.

- По факту работы не выполнялись, - подтвердила это в суде Масляева, говоря о фиктивных услугах. - Обналичивались деньги, привозились в «Седьмую студию»… Из этой суммы выплачивалась зарплата, которая была в конвертах… Часть уходила на зарплаты, часть на декорации. Остальная часть… куда она расходовалась, я не знаю, меня не посвящали…

Отправным пунктом, после которого о «деле Серебренникова» стало известно общественности, послужил арест в 2017 году главбуха «Седьмой студии» Нины Масляевой. ФОТО Александр Щербак/ТАСС

Отправным пунктом, после которого о «деле Серебренникова» стало известно общественности, послужил арест в 2017 году главбуха «Седьмой студии» Нины Масляевой. ФОТО Александр Щербак/ТАСС

КАБАЛА СВЯТОШ

В итоге обвиняемыми по делу, помимо Масляевой, тогда стали пятеро: сам Кирилл Серебренников (учредитель АНО «Седьмая студия», на базе которой он реализовывал проект «Платформа»), Екатерина Воронова (продюсер), Алексей Малобродский (генпродюсер), Юрий Итин (гендиректор) и Софья Апфельбаум (экс-директор департамента Минкультуры РФ). Как только дело закрутилось, одна из них, Екатерина Воронова, сбежала за границу.

Их позиция за те три года, что длился процесс, оставалась неизменной: мол, мы натуры творческие, романтические, в денежных проводках ничего не смыслим. Потому о махинациях знать ничего не знали, а во всем виновата главбух Масляева, которой они по наивности доверились.

Впрочем, на суде приводилось немало аргументов, что это, мягко говоря, не так, и все прекрасно знали, в какие игры играют с государством. Та же Нина Масляева, отвечая на вопросы судьи, подтвердила, что Серебренников знал о том, что главами фирм-однодневок никаких фактических работ не велось. Мало того: никто из подсудимых не отрицал, что расчеты производились черным налом.

ГОРЕ ОТ УМА

- Осведомленность Серебренникова о махинациях с деньгами была установлена не только с помощью свидетелей, но и путем оперативных мероприятий, - говорит руководитель юридического агентства «Гамбит-С» Сергей Тетерин, внимательно следивший за процессом. - Например, на одном из заседаний зачитали переписку режиссера с кем-то из подельников. Там есть такие фразы: «Легализовать кэш теперь будет непросто», «Придут чекисты и спросят, на какие гуляете?» Кроме того, интересна личность Юрия Итина. Знаете, какие курсы он вел в ГИТИСе, где преподавал? «Финансы и кредит», «Введение в экономическую теорию», «Экономика в области культуры». Он — кандидат экономических наук, и в то, что он не видел, что происходит, может поверить только самый наивный человек. И скорее всего, именно он и организовал эту схему, считая, что в случае чего, они выйдут сухими из воды, оставив в роли козла отпущения бухгалтершу. Он, кстати, по показаниям Масляевой, в свое время и привел ее в качестве главбуха в «Седьмую студию»…

интересна личность Юрия Итина. Знаете, какие курсы он вел в ГИТИСе, где преподавал? «Финансы и кредит». Фото: Татьяна КУЧАРИНА.

интересна личность Юрия Итина. Знаете, какие курсы он вел в ГИТИСе, где преподавал? «Финансы и кредит». Фото: Татьяна КУЧАРИНА.

СЛУГА ДВУХ ГОСПОД

Но откуда же взялась сумма в 129 миллионов, которую суд посчитал ущербом и обязал вернуть Серебренникова и Ко? Проще простого было бы почитать бухгалтерские документы, а потом сложить цифры потраченного в столбик. Но вот здесь возникла закавыка. Бухгалтерии-то было две. Одна для отчета перед минкультом, вторая - «черная», похоже, с реальными расходами. А вот ее-то и не оказалось.

«После публикации об аресте Масляевой мне позвонила Воронова и строгим голосом приказала уничтожить всю документацию, якобы по распоряжению Серебренникова. Часть документов, хранившихся в электронном виде в моем ноутбуке, я удалила, а бумажные — сожгла или пропустила через шредер», - объясняла в суде еще одна бухгалтер.

И как тут понять, какие деньги на самом деле потратили на «современное искусство», а какие положили в карман? При этом обвиняемые продолжали настаивать, что все до копеечки выделенные государством 216,5 миллионов ушли на 340 всевозможных мероприятий, которые за три года они честно и провели. Да еще порой и сами приплачивали ради искусства!

- Они полагали, что уничтожив черновую документацию и снова свалив все на бухгалтерию, следствие зайдет в тупик, - продолжает юрист Тетерин. - Однако была назначена экспертиза.

Таланты и поклонники: от реального срока Кирилла отбивали всем богемным миром. Фото: Сергей КИСЕЛЕВ/Агентство городских новостей «Москва»

Таланты и поклонники: от реального срока Кирилла отбивали всем богемным миром. Фото: Сергей КИСЕЛЕВ/Агентство городских новостей «Москва»

ТРЕХГРОШОВАЯ ОПЕРА

По решению суда, проводить экспертизу поручили заместителю исполнительного директора МХАТ имени Горького Елене Баженовой, которая до этого много лет проработала главным бухгалтером управления культуры Екатеринбурга.

Перед экспертом стоял вопрос: каковы были затраты на проведение мероприятий, указанных в творческих отчетах «Седьмой студии»? Баженова применила метод сравнения, взяв за эталон нормативные затраты на аналогичные мероприятия — сколько они могли стоить на самом деле.

Экспертизу Баженовой театральное сообщество, дружественное к Серебренникову, раскритиковало. Мол, и методика неверная, да и считалась она для бедных, низкобюджетных спектаклей, а тут - «творец» и никак его масштабы нельзя ограничивать в суммах.

- Расчеты верны, я разбираюсь в этом, - уверена Елена Баженова. - Деталей пока озвучивать не могу - приговор не вступил в силу (некоторые фигуранты обжиловали приговор - прим. «КП»).

Однако детали были озвучены в суде. Так, экспертиза установила, что «Седьмая студия» отчиталась за один объем затрат на мероприятия, а на самом деле они стоили меньше. Грубо говоря, расходы на них значительно завышались. Да и самих мероприятий экспертиза насчитала меньше, чем в отчетах — 267 спектаклей, выставок и инсталляций, в то время как подсудимые настаивают, что их было 340. В итоге пришли к выводу, что «творцы» должны были истратить 87,5 миллионов, а списали 216,5. Разница — и есть те самые 129 миллионов.

Но куда же тогда делись деньги?

- Следствие этого так и не установило, - говорит юрист Сергей Тетерин. - Об их судьбе можно лишь догадываться. Посмотрите например, на ценники ресторанов, где питается эта «богема», и увидите, что скорее всего, так они потихонечку и были потрачены. Для многих из них — отдать за ужин 10-20 тысяч - это норма, содержание светского уровня жизни - дорогое удовольствие...

Самих мероприятий экспертиза насчитала меньше, чем в отчетах — 267 спектаклей, выставок и инсталляций, в то время как подсудимые настаивают, что их было 340. Фото ТАСС/ Станислав Красильников

Самих мероприятий экспертиза насчитала меньше, чем в отчетах — 267 спектаклей, выставок и инсталляций, в то время как подсудимые настаивают, что их было 340. Фото ТАСС/ Станислав Красильников

БЕЛАЯ ГВАРДИЯ

По ходу пьесы «Серебренников и деньги» возникла еще одна интересная тема. Руководители многих театров поддержали режиссера, мол, он ничего не украл, а просто неправильно проводил деньги, в нарушение кассовых правил. И что сама финансовая система так устроена, что невозможно работать без обнала: вот понадобилось, например, режиссеру гостеатра срочно гвоздей и досок купить, и вот-де он должен объявить конкурс, потом собрать комиссию, рассматривать заявки и определять победителя. Но сколько волокиты и времени-то уйдет! А «черный нал» всегда под рукой.

- Перестаньте врать, дорогие коллеги, дорогие руководители театров! «Невозможно работать без обнала» - что за глупость? - эмоционально прокомментировал «КП» худрук МХАТ имени Горького Эдуард Бояков. - Мы все постоянно подписываем бумаги, сдаем отчеты в минкульт. Далеко не все так делают, все можно делать абсолютно законно. Да, есть какие-то потери, связанные с налогами, но лучше так, чем испортить себе сон. Сегодня есть легальные схемы, когда можно честно, не нарушая закон, ставить спектакли! Мы выпускаем спектакли с бюджетами в полмиллиона рублей, а есть постановки с бюджетом в 15-20 миллионов. Но мы при этом ничего не нарушаем. Конечно, и в моей жизни это было - чтобы сделать какой-то проект, нужно было срочно как-то с кем-то расплатиться, задним числом оформить… Но это время давно прошло, с тех пор законодательство поменялось, и контроль кстати ужесточился. Уже много лет нет никакой нужды пользоваться этими схемами. Ну вот работает у нас, например, выдающийся режиссер Андрей Кончаловский. Что я ему в конверте буду платить? Да как он посмотрит на меня… У нас все в белой бухгалтерии.

И из всего этого вытекает еще один вопрос: если многие так делают, то почему око правосудия пристально поглядело именно на Серебренникова?

С обналом работают многие, а государство и впрямь часто закрывает глаза на подобные «шалости» театральной элиты. Однако Серебренников в этом деле откровенно перегнул палку

С обналом работают многие, а государство и впрямь часто закрывает глаза на подобные «шалости» театральной элиты. Однако Серебренников в этом деле откровенно перегнул палку

Фото: Андрей МИНАЕВ

ПАПАША КУРАЖ

И многие театральные эксперты со вздохом признают — с обналом работают многие, а государство и впрямь часто закрывает глаза на подобные «шалости» театральной элиты. Однако Серебренников в этом деле откровенно перегнул палку.

- Там был момент чувства безнаказанности и эйфории, - продолжает Эдуард Бояков. - То, как были оформлены документы… Вернее, их просто вообще не было. Там не было первички, не было билетов, было ощущение, что можно все. Конечно, это факты вопиющие. Вся либеральная тусовка, включая прессу, ощерилась, испугалась, и действовала, не обращая внимания на логику и факты. Там просто включилась солидарность, а либеральный лагерь очень солидарен. Они понимают, что защищают не просто Серебренникова, а себя, свои уникальные преференции, огромные бюджеты, которые они продолжают получать. У меня дух захватывает и начинает злить, когда из них делают либо мучеников-правдолюбцев, либо оторванных от жизни художников, которые думали только об искусстве. Я категорически против того, чтобы делать из этих людей героев.

Впрочем, есть и еще одна достаточно популярная версия. Существует тонкий момент, о котором знают заядлые московские театралы, но предпочитают вслух не говорить — вокруг проектов «творца» как-то неожиданно образовалась некая тусовка нетрадиционной ориентации, да и многие его постановки пронизаны этой темой, каждый раз вызывая гневную реакцию общественности, от простых верующих до депутатов Госдумы. А если эти провокации еще и за счет бюджета проводятся, то, выходит, что государство, заявляющее о духовных скрепах и традиционных ценностях, одновременно выставляется спонсором иной морали? И в обществе с новой силой разразилась старая дискуссия: должны ли налогоплательщики оплачивать подобные «творческие» фантазии...

РЕВИЗОР

То, что этот процесс был больше не карательный, а воспитательный, понимают сегодня многие. Этакий намек театральной интеллигенции, что пора бы быть внимательнее при работе с государственными деньгами. Но вместе с тем должны последовать и выводы. Например, что нельзя из творческого человека, мало что понимающего в финансах и проводках, делать хозяйственника — это заведомо может превратить его в преступника. Ведь директора из режиссеров и артистов - зачастую откровенно никакие. Это создает благоприятную среду для всевозможных пройдох, которые крутятся вокруг людей искусства. Так однажды чуть не посадили Высоцкого: он тоже считал, что раз сам не касается денежных проводок, то как бы и ни при чем.

И чтобы убрать этих проходимцев, возможно, стоит создать некий финансовый институт - посредника между режиссером и бюджетом. Чтобы этот «театральный брокер» прошел бы аттестацию, доводил бы, управлял и контролировал расходование бюджетных средств, исключая «обналы» и «левый кэш».

Намек на пересмотр финансовых отношений государства и театральной общественности уже прозвучал: «Дело Серебренникова является поводом для того, чтобы тщательно проанализировать то, как осуществляется расходование государственных средств в учреждениях культуры с тем, чтобы сократить возможную коррупциогенность в этой области», - прокомментировал итоги дела «Седьмой студии» пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Кирилл Серебренников: Я не вор и не мошенник!

Получивший условный срок режиссер дал интервью журналу The Hollywood Reporter (подробности)

Приговор по делу «Седьмой студии»: Государство показало, что есть не только крайности, но и центр

Художественный руководитель Московского Художественного академического театра имени М. Горького Эдуард Бояков прокомментировал итоги судебного процесса в отношении Кирилла Серебренникова (подробности)