Северный Кавказ
Политика

Дмитрий Козак: "Украинские переговорщики боятся радикалов и ставят "красные линии" где попало"

Замглавы администрации президента РФ сделал ряд серьезных заявлений по Донбассу, минским переговорам и отношениям России и Украины
Позиция украинских коллег меняется стремительно. Зачастую на прямо противоположную.

Позиция украинских коллег меняется стремительно. Зачастую на прямо противоположную.

Фото: ТАСС

В интервью ТАСС Дмитрий Козак, который представляет РФ на переговорах в Минске по урегулированию конфликта на юго-востоке Украины и в рамках «нормандского формата», высказал серьезный скепсис относительно реальной договороспособности украинской стороны. Вот что, в частности, сказал заместитель руководителя президентской администрации.

НАДЕЖДЫ НА ДИАЛОГ РАССЕИВАЮТСЯ

Козак вынужден констатировать, что украинские переговорщики в Минске отчаянно боятся киевских радикалов (и их спонсоров), которые давят на членов делегации даже на расстоянии.

- До начала марта еще были осторожные надежды на конструктивный диалог. Причем по всем вопросам урегулирования конфликта. Но эти надежды... стремительно рассеиваются. Их попытки (украинских переговорщиков - ред.) сделать конструктивный шаг для выполнения минских соглашений вызывают обструкцию со стороны политических оппонентов. В том числе их предшественников, которые как раз и являются соавторами всех минских соглашений…

У РОССИИ «КРАСНЫХ ЛИНИЙ» НЕТ

Замглавы администрации президента РФ на вопрос о так называемых «красных линиях», якобы проводимых нашей стороной, прямо указал, что это со стороны Киева их могут провести где угодно и когда угодно и часто без видимой логики.

- "Красных линий" у нашей страны нет. Представители России в контактной группе имеют однозначные директивы. Они таковы: поддерживать любые договоренности, достигнутые между Донбассом и Украиной для предотвращения эскалации и мирного... урегулирования конфликта. Любые. "Красные линии" наших киевских коллег до конца неизвестны. Им свойственно нередко формулировать свою позицию эзоповым языком. Одну из линий можно распознать - не вести диалог ни с какими представителями Донбасса.

ПРОТИВОРЕЧАТ САМИ СЕБЕ

Дмитрий Козак не раз отмечал, как стремительно может меняться позиция украинских коллег, причем нередко на прямо противоположную только что высказанной:

- Заместителем руководителя украинской делегации в контактной группе была высказана позиция, что... комплекс мер по выполнению минских соглашений не является обязательным для Украины. Почему? Потому, что он был "одобрен", а не "утвержден" Совбезом ООН. После того, как представители Донбасса попытались зафиксировать и обнародовать эту позицию в протоколе заседания, на следующей же встрече тот же представитель Украины дезавуировал свое заявление.

ЗАЧЕМ ЮГО-ВОСТОКУ СТАТУС?

Руководитель делегации России в Минске удивлен и тому, что заявления вроде бы ответственных лиц часто не основываются на документах - и вообще непонятно на чем.

- Вице-премьер Украины Алексей Резников, первый замруководителя украинской делегации в контактной группе заявляет, что особый статус Донбассу не нужен. Что Донбасс как будто может воспользоваться плодами проводимой в стране децентрализации. Но никто этой децентрализации, этих поправок не видел. Не видели ни в Донбассе, ни в остальной части Украины.

ВХОЖДЕНИЕ ДОНБАССА В РФ НЕ ОБСУЖДАЛОСЬ

Оценил Дмитрий Козак и ряд заявлений о возможном референдуме по присоединению ДНР и ЛНР к Российской Федерации.

- Что сказать о заявлениях политических деятелей и организаций о перспективах вхождения Донбасса в составу РФ. Это мнение исключительно авторов этих заявлений. На государственном уровне вопросы в такой постановке никогда не обсуждались. Мы не теряем надежду на мирное политическое урегулирование конфликта. Мы в этом кровно заинтересованы.

ДИСКУССИИ В ТЕАТРЕ АБСУРДА

На вопрос, не стукнуть ли России по столу, реакция замглавы администрации президента РФ была эмоциональной.

- Стукнуть кулаком по столу? Иногда такое желание возникает. Многочасовые, безрезультатные переговоры нередко напоминают театр абсурда. Но попытки придумать новые инструменты урегулирования содержат реальную опасность отодвинуть разрешение конфликта на многие годы.