Северный Кавказ
Экономика

О бедном уране замолвили слово

Ученые и экологи намерены поставить точку в спорах вокруг ввоза в Россию и использования обедненного гексафторида урана
Так выглядит выгрузка с судна обедненного гексафторида урана. Фото: Предоставлено ГК «Росатом».

Так выглядит выгрузка с судна обедненного гексафторида урана. Фото: Предоставлено ГК «Росатом».

Радиация - благодатная тема для нагнетания страхов. Радикальные экологи используют любой момент для истерии вокруг мирного атома. Как только в сфере атомной энергетики происходит событие, которое выбивается из привычного уклада жизни и непонятно простому человеку из-за элементарной нехватки у него знаний, сразу поднимается волна негодования и протестов, энергию которых подпитывают популисты всех уровней..

Пример тому - ввоз из Германии в Россию урановых «хвостов». Много ли читающих этот текст знают о том, что ввозить их начали еще в 90-е годы? С 2010 года в поставках был перерыв, но как только в ноябре прошлого года стало известно, что контракты возобновляются, началось…

Ряд радикальных общественных организаций и региональных политиков подняли протестную бурю: не дадим ввозить в Россию ядерные отходы! Прибавилось и сподвижников, готовых встать под этот лозунг. Ну а кто бы не встал, раз такое происходит? Некоторые СМИ стали, как говорится, дергать за хвост причастных к поставкам «хвостов», эксперты - пророчить катастрофу. В «Росатом» посыпались запросы.

Они сыплются и сейчас. И, скорее всего, это будет продолжаться, даже несмотря на то, что реакцией на тревогу общественности и экологов стал доклад, посвященный тем самым урановым «хвостам». По-научному они называются обедненный гексафторид урана, сокращенно ОГФУ. Подготовили совместный доклад ученые и эксперты экологической организации «Беллона». Люди, зачастую имеющие различные взгляды, объединили свои усилия в поисках истины. И этот факт свидетельствует о непредвзятости доклада, который комиссия по экологии Общественного совета госкорпорации «Росатом» и эколого-правового центра «Беллона» представили и обсудили на видеоконференции 8 июля.

ОТКУДА РАСТУТ «ХВОСТЫ»?

Если просто, то атомные станции могут работать только на уране-235. Только этот изотоп готов делиться с человечеством своей энергией. А в урановой руде его очень мало: в подавляющем большинстве в ней содержатся изотопы урана-238.

В России «рабочие» изотопы от «нерабочих» отделяют в газовых центрифугах. А единственное химическое соединение, в котором уран переходит в газ, минуя жидкое состояние, и есть гексафторид. Этот природный изотопный коктейль в результате разделения превращается в обогащенный урановый продукт, который отправляют на заводы, где производят «таблетки», на которых работают реакторы. Но «рабочий» уран-235 отделяется в центрифугах не полностью: незначительная его часть остается в отходах - «хвостах» производства. Это и есть обедненный гексафторид урана.

По словам руководителя ЭПЦ «Беллона» Александра Никитина, подготовленный экспертами доклад преследует главную цель - «ликвидировать дефицит информации и знаний в обществе, из-за которого возникают недоверие к экспертам и специалистам «Росатома» и негативные слухи в том или ином регионе».

ОПАСНЫЙ ИЛИ НЕТ?

Однозначно ответить на этот вопрос трудно, потому что существует стойкий стереотип: опасный - значит, вредный. Это камень преткновения в истории с ввозом в Россию «хвостов» из Германии.

- Электроэнергия опасна? Да. Автомобиль - тоже. Но они приносят нам пользу - при условии соблюдения правил безопасности. В отношении обедненного гексафторида урана можно сказать то же самое: он полезен. Но ложками его есть нельзя, потому что опасен. И в этом смысле нельзя списывать многолетний опыт безопасного обращения с ОГФУ российских атомщиков. Их компетенции вне сомнений, - убежден ведущий научный сотрудник Института промышленной экологии Уральского отделения РАН Алексей Екидин.

Никакой радиоактивной опасности гексафторид не представляет. Радиации в нем меньше, чем в природном уране. Но из-за токсичности его транспортируют в особо прочных контейнерах из 16-миллиметровой стали. Контейнеры еще на стадии выпуска контрольных образцов испытывали на прочность и термостойкость: они выдерживают падение с высоты 9 метров и полчаса держатся в открытом огне при 800 градусах.

Да, обедненный гексафторид урана является ядерным материалом. Но не ядерными радиоактивными отходами, как его пытаются представить. Кстати, это еще один аргумент противников ввоза ОГФУ. Законодательство РФ запрещает ввоз в страну радиоактивных отходов. Но противозаконно ли то, что происходит?

По закону радиоактивными отходами являются «не подлежащие дальнейшему использованию материалы и вещества». И тут возникает логичный вопрос: что же тогда такое урановые «хвосты»?

При транспортировке полностью обеспечиваются все меры безопасности. Фото: Предоставлено ГК «Росатом».

При транспортировке полностью обеспечиваются все меры безопасности. Фото: Предоставлено ГК «Росатом».

ЗАЧЕМ ВВОЗИМ?

- ОГФУ - дополнительный, вторичный источник ядерного топлива для АЭС. Это стратегический запас для существующей атомной энергетики. Как источник фтора, он может использоваться не только в атомной, но и в химической, фармацевтической промышленности. Фтор для них производится из флюорита, природных запасов которого в нашей стране мало. Поэтому у нас в основном используется импортный флюорит. Также ОГФУ может использоваться в металлургии, при производстве защитных экранов, противовесов в судостроении и самолетостроении, - объяснил инженер-физик Олег Муратов.

Поэтому, в отличие от радиоактивных отходов, которые захораниваются после того, как в реакторе выгорит топливо, ОГФУ отправляются на склады. А ряд ядерных стран, так же как и Россия, видят в обедненном уране вторсырье, но никак не бесполезное вещество.

По информации, которую озвучил Алексей Екидин, в мире накоплено больше 2 млн тонн ОГФУ, из которых около половины - на территориях «Росатома».

ПОЧЕМУ НЕ НУЖЕН ТАМ?

На самом деле нужен. Дело в том, что раньше процесс разделения изотопов был не таким совершенным, как сейчас. И поэтому в «хвостах» оставалось больше энергетического урана-235, чем сейчас. В наши дни на российских заводах эти «хвосты» могут выжать почти досуха, а вот в большинстве «атомных» стран таких технологий нет. В Германии же, которая отказалась от ядерной энергетики, и не предвидится. Разницу в отношении к ОГФУ и возможностях стран обращения с ним во время видеоконференции образно продемонстрировал председатель Межрегионального общественного экологического движения «Ока» Алан Хасиев.

- Вот я беру лист бумаги, комкаю его. Одни скажут: отход, а другие - ресурс. В России есть технологии, которые нельзя не использовать, - подчеркнул он. Полный текст доклада доступен здесь.