Северный Кавказ
Общество

Подвез девушку и угодил за решетку: как журналиста «КП» сутки держали в полиции без еды и телефона

Тем временем родные и коллеги били тревогу – ведь человек попросту пропал. Часть 1
Из задержанного наш корреспондент стал свидетелем. Но на это ушли целые сутки. Фото: Александр Коровай, Светлана Маковеева "КП"

Из задержанного наш корреспондент стал свидетелем. Но на это ушли целые сутки. Фото: Александр Коровай, Светлана Маковеева "КП"

«Никогда не разговаривайте с незнакомцами» твердят нам с детства родители. В случае с журналистом «КП» эту фразу можно перефразировать: никогда не подвозите незнакомцев. Наш корреспондент посадил в машину случайную попутчицу. На его беду симпатичная пассажирка, везла с собой «запрещенку». Красавицу задержали полицейские, а вместе с ней и нашего сотрудника. На разбирательство ушли сутки. Все это время журналист «КП» находился в одном из отделов полиции Екатеринбурга, увидев его изнанку.

СЛУЧАЙНАЯ ПОПУТЧИЦА

В тот вечер я остановил машину на обочине дороги, чтобы поменять перегоревшую лампочку в фаре. Погрузившись в ремонт, даже не заметил, как ко мне подошла девушка лет 23.

- Молодой человек, мне нужна помощь. У меня сел телефон и я не могу вызвать такси, а мне нужно срочно к сыну, - затараторила она. - Сын сейчас с папой, а он выпивший. Он пьяный – дурной. Мне нужно срочно забрать ребенка. Здесь недалеко – в садах - я заплачу.

Я нехотя согласился. Но сразу предупредил – вмешиваться в семейный конфликт не буду. Девушка села на заднее сиденье. Ехали молча, пока в зеркале заднего вида не показался полицейский УАЗик. Машина силовиков плотно прижималась к моей.

- Похоже, они едут за нами. Наверное, надо остановиться? – поделился я сомнениями с пассажиркой.

- Езжай прямо, все нормально, - спокойно ответила девушка.

Но присутствие полиции «напрягало». Я свернул на обочину. Полицейские свернули следом. Из машины вышли трое сотрудников патрульно-постовой службы.

- Молодые люди, что здесь делаете? – строго спросил один из них, подойдя к моему автомобилю.

- Везу пассажирку за ребенком.

- Выйдите из машины. В автомобиле запрещенные предметы есть?

- Нет.

Один из силовиков надел перчатки, включил фонарик и начал внимательно досматривать салон машины: доставал тряпки из боковых креплений, приподнимал коврики. В этот момент его коллега досматривал мою пассажирку.

- Женя, ты ходи за ним и смотри, что он делает, чтобы потом не сказал, что мы тебе что-то подкинули, - словно угадав мои мысли, предупредил полицейский, который изучал мои документы.

«В СУМОЧКЕ ЧТО-ТО ЕСТЬ!»

Двум силовикам на вид было около 25 лет, оба сержанты. Третий – старшина. Как он потом уточнил, ему 35 и зовут его Дима.

- Кажется, что-то есть – в пачке! – крикнул неожиданно сержант. Он досматривал женскую сумку.

В заднем отсеке такого УАЗе пришлось просидеть несколько часов

В заднем отсеке такого УАЗе пришлось просидеть несколько часов

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Не трогай! – моментально отреагировал старшина. – Надо вызывать опергруппу.

В пачке сигарет моей пассажирки лежал небольшой сверток, обернутый в золотинку. В ее сумочке полицейские нашли трубочку для курения наркотиков.

- Максимум «административка». Даже грамма нет, - спокойно заметила девушка. – И это мое. Водитель не при делах, отпустите человека.

- ***. Ну как так то? Самый конец смены! Сейчас до ночи тут зависнем! А меня жена ждет, - эмоционально выругался один из сержантов.

Во мне кипели схожие эмоции. Чего не сказать о моей пассажирке. Ее спокойствие поражало. На нее надели наручники и увели в патрульный автомобиль.

- Расплакалась, - резюмировал вернувшийся сержант.

Досмотр продолжился. В ход пошел уже мой рюкзак.

- Женя, предупреждаю, попытаешься что-нибудь «исполнить», я тебя буду «ломать», - хмуро предупредил старшина.

Я закурил. Старшина попросил сигарету, оправдываясь, мол, у них конец смены и свои закончились.

- У тебя на машине номера другого региона. У нас это сразу вызывает подозрение. К тому же мы в этом лесу регулярно ловим «закладчиков», - объяснил старшина.

- Ты че, журналист что ли? – неожиданно спросил один из сержантов, которого остальные называли Саней. В бардачке он нашел редакционное удостоверение. - Если готов съездить на экспертизу, и она покажет, что ты «чистый», то тебя отпустят, но, предупреждаю, это все будет не быстро. Зато потом напишешь о том, какие менты козлы (Смеется).

«ТЫ МОГ «ПРИЛИПНУТЬ» И ПОКРУЧЕ»

Хозяйку «запрещенки» звали Оля. И она уже была судима по административным статьям за употребление наркотиков. С нас взяли согласие на прохождение наркологической экспертизы на Халтурина.

- Учти, что если ты сейчас сходишь в туалет, а потом на Халтурина не захочешь, то это будет считаться отказом от прохождения экспертизы. Поэтому лучше потерпеть, - посоветовал Саня.

Нас с Олей посадили в тесный отсек для задержанных. Оля была в наручниках. Но периодически их снимала (видимо, затянули их некрепко).

- Я бы вообще могла сказать, что это ты дал мне наркотики и ты бы тогда «прилип», но я так не сделала, - подбодрила Оля.

Нас задержали в 19:15. Именно это время полицейские напишут у себя в протоколе. Тем временем на часах уже было 22:00. Понятых до сих пор не было. Зато приехала «буханка» со следственно-оперативной группой.

Нас снова вывели из машины. Опять спросили паспортные данные и описали, во что мы одеты – для протокола.

- Почему все так долго? – возмутилась Оля.

- Потому что каждое наше действие должно быть запротоколировано. Каждое! – объяснил Саня.

Потом нас снова посадили в отсек для задержанных.

В 22:30 появились «гражданские». Две женщины и мужчина. Это были понятые.

- Где собирались закладки делать, б****? – выругался на нас понятой.

Сначала вывели Олю. Полицейский демонстративно показал гражданским, как достает из ее сумки сверток с наркотиками. Затем девушку посадили обратно в УАЗ и вывели меня. Саня снова обратился к понятым.

В отделе полиции на вопросы задержанного отвечали туманно

В отделе полиции на вопросы задержанного отвечали туманно

Фото: Тимур ХАНОВ

- У задержанного мы видим поясную сумку. Осматриваем ее. В ней лежат паспорт, документы на машину, а также ключи от квартиры. Еще видим денежные средства и пластиковые карты. Все это мы, обратите внимание, складываем обратно в сумку и возвращаем ее задержанному. Также в правой руке у задержанного мы видим сотовый телефон марки «Сяоми». Телефон мы изымаем и запечатываем в конверт, он будет изучен в отделе полиции, - уточнил сержант.

Так я на сутки остался без телефона. И без машины, которая так и осталась стоять на обочине на подъезде к садам. А нас повезли в отдел полиции.

«НИКОГДА НЕ ПОЗДНО НАЧАТЬ С НУЛЯ»

В 23:30 мы уже были в полиции. В комнате, куда нас посадили, из мебели была лишь одна кушетка. Да и та сломана посередине.

- Что смотришь? Садись. Эта кушетка и не таких выдерживала. Вчера на ней четверо спали, - улыбнулся один из полицейских.

Олю сфотографировали возле ростомера – в фас, профиль - все как полагается – и увели в камеру. Меня фотографировать не стали (правда, все-таки сделают это, хотя и не у ростомера). После этого сотрудники патрульно-постовой службы уселись за стол и начали заполнять бесконечные бумаги по поводу нашего задержания. А к половине первого ночи вдруг вспомнили про мою машину.

Большинство силовиков общались дружелюбно, но покидать отдел полиции не разрешали

Большинство силовиков общались дружелюбно, но покидать отдел полиции не разрешали

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

- Надо бы ее к отделу пригнать. Собирайся, - скомандовал один из силовиков. – Поедем на патрульной машине.

Почему нельзя было это сделать сразу – объяснять никто не стал. На этот раз мне разрешили сесть уже в салон. Уже на месте мне вернули ключи от моего автомобиля. На пассажирское сиденье моей машины уселся самый молчаливый из пэпээсников Игорь. Ремнем безопасности он не пристегнулся. Видимо, так нужно на случай сопротивления. Остальные поехали в отдел на УАЗике.

На том же УАЗике в час ночи нас с Олей повезли на освидетельствование. Нам повезло – других задержанных не было. Поэтому мы быстро справились с задачей: сдали баночки для анализов, подули в алкотестер. После этого снова вернулись в отдел. Игорь предложил покурить и Оля начала расспрашивать о результатах анализов.

- Ты сама-то как думаешь? - с загадочным видом ответил полицейский.

Оля озвучила какие-то предположения, называя жаргонные названия наркотиков. Выдержав театральную паузу, Игорь зачитал результаты ее анализа. Тест показал, употребление метамфетамина, каннабиноидов и следы еще какой-то «синтетики».

- Если будешь продолжать в том же духе, то через год твоя красота уйдет. Я знаю очень много таких примеров. Бросай! Поверь, никогда не поздно начать новую жизнь, - вкрадчиво проговорил Игорь, заглядывая Оле в глаза.

Она была под впечатлением.

«АНАЛИЗЫ ЧИСТЫ, КАК У МЛАДЕНЦА»

В отделе нас снова усадили на сломанную кушетку.

- Это Женя – журналист. Его анализы чисты, как у младенца. Это Оля, он ее просто подвозил, они были не знакомы, - Игорь оперативно ввел коллегу-старшину с таким же именем в курс дела. – Вот ее анализы.

Олю снова увели в камеру. Старшина Игорь ушел, закрыв металлическую дверь, ведущую в КАЗы (камеры для административно задержанных), и я остался один. Стало скучно.

В прошлом году сделал это шуточное фото в другом отделе полиции - при других обстоятельствах. Тогда я не думал, что оно пригодится для иллюстрации подобного материала Фото: Александр Коровай

В прошлом году сделал это шуточное фото в другом отделе полиции - при других обстоятельствах. Тогда я не думал, что оно пригодится для иллюстрации подобного материала Фото: Александр Коровай

Перед этим я несколько раз задавал полицейским вопросы: какой у меня процессуальный статус, когда меня отпустят и можно ли мне позвонить.

Между тем, в камеру, как Олю, меня никто сажать не собирался. Поэтому я догадывался, что, скорее всего, задержанным не являюсь.На первый вопрос ответы были туманные. Кто-то отвечал, что я задержанный, другие говорили, что я не задержан, мне лишь нужно дождаться пока меня опросит «опер по наркотикам» и пока он же «произведет осмотр» моего телефона.

Вскоре после ухода Игоря появился полицейский в звании капитана. Он представился Александром.

- Слушай, Александр. Отпусти меня под обязательство о явке. Приду утром или когда будет нужно! Если хочешь, могу оставить свой паспорт. Ну куда я денусь? Мои анализы – чистые. Девушка, которая сидела у меня в машине, еще в момент задержания сказала «пэпсам», что видит меня впервые. А еще она признала, что наркотики – ее и попросила полицейских меня отпустить, - обратился я к полицейскому.

- Да не нужен нам твой паспорт. Во-первых, сейчас анализы предварительные, окончательные – придут утром. А еще девушка может «переобуться» и сказать, что эти наркотики ей дал ты. Такое тоже бывает, - пожал плечами капитан.

С меня взяли показания и вновь оставили наедине с самим собой. На часах было уже почти три ночи. Я лег на кушетку, свернулся калачиком и попытался уснуть. Сон прервал появившийся наряд сотрудников патрульно-постовой службы, которые привели трех мужчин азиатской внешности.

У одного из задержанных – самого старшего – на лице было рассечение, из которого сочилась кровь. Из разговора выяснилось, что по национальности они таджики.

- С чего нас вообще задержали? – буркнул один из задержанных.

- Вы в вдесятером избили двух мужчин. Они собираются написать на вас заявление, - ответил один из «пэпэсов».

- А какие доказательства? - не унимался задержанный.

Силовик попросил «раненного» вести себя более спокойно, потому что тот «уже сильно бесит». Всех задержанных сфотографировали у ростомера.

А таджику с рассечением полицейские предложили съездить на медосвидетельствование (по нему было видно, что он нетрезв). Тот несколько раз отказывался и соглашался, а потом спросил моего совета.

Я объяснил, что если он не поедет, то его автоматически признают пьяным (до этого полицейский безуспешно несколько раз объяснял тоже самое). Прислушавшись ко мне, подданный Таджикистана все-таки согласился пройти медосвидетельствование.

Пока сидели, таджики все время с кем-то созванивались.

- Сейчас родственники договорятся с пострадавшими, - заговорчески подмигнул мне один из них.

И правда. Пострадавшие отказались писать заявление. Уже через полчаса таджиков отпустили. А я снова провалился в сон, поеживаясь от холода…

Продолжение по ссылке.

Дополнение. Комментарий пресс-группы УМВД по Екатеринбургу:

«Информация, изложенная в статье, доведена до сведения руководства УМВД России по Екатеринбургу. Действия должностных лиц отдела полиции будут проверены на предмет соответствия требованиям законодательства. В случае выявления нарушений виновные будут привлечены к ответственности».