2015-02-04T03:45:56+03:00

Жены наших хоккеистов кричат: «Шевелись давай!»

Поддержать мужей в Ригу приехали супруга вратаря Сергея Шабанова Светлана и вторая половинка нападающего Ярослава Чуприса Ольга.

Первой в холле санатория «Белоруссия» появилась Ольга.

- Вчера вас видел на трибуне в майке сборной с номером мужа - 68 .

- Ой, я очень активно болею. Я вскакиваю с места кричу «Шай-бу!», «Шевелись давай!»... В общем, действую по ситуации. И даже, бывает, ругаюсь.

- Как решились выбраться в Ригу?

- Мы собрались целой компанией и приехали на машине. За рулем жена вратаря Сергея Шабанова. И я так понимаю, что тренеры не против. Хотя с другими их коллегами, бывало, такие проблемы возникали. Они считают, что мы не помогаем, а только вредим, сбиваем их с толку и нарушаем режим, в общем, все плохо делаем.

- А вы нарушаете режим?

- Нет, конечно. Каждый хоккеист знает сам, что ему можно, а что нельзя. К тому же есть свои рамки, за которые профессионал никогда не выйдет.

- Как вы встречаетесь во время чемпионата?

- Мы живем в разных отелях Юрмалы, но видимся каждый день, когда у него есть свободное время. Вот сейчас собрались сходить в кафе. Но в день игры всякие встречи исключены. Я даже попыток не предпринимаю. Он уходит в себя и сосредотачивается только на хоккее.

...Во время нашей беседы из номера вышла Светлана Шабанова.

- Света, а на кого оставили дочку?

- У нас уже две дочки. Саше 8 лет, а Стеше - 2 годика. Они с бабушкой смотрят нас по телевизору.

- Какое самое сильное впечатление помимо хоккея?

- Машину негде припарковать, когда приезжаем на матч. Один раз нам очень грубо сказали: «Давайте, давайте езжайте отсюда». Да и билеты команде выделили за воротами, на верхотуре.

- Сергей вас на трибуне взглядом находит?

- Он знает, где приблизительно я сижу. Найдет меня, даст знак, что увидел, и мы оба спокойны.

- А на матче с россиянами Ярослав меня не сразу нашел, - говорит Ольга Чуприс. - Он даже пошутил, что хотел в перерыве эсэмэску писать.

- Оля, а в хоккее вы уже профессионально разбираетесь?

- Ну мы, по крайней мере, думаем, что разбираемся.