Северный Кавказ
Экономика

Арас Агаларов, президент компании «КРОКУС»: Позвоните в Центробанк и спросите - почему золотовалютные резервы растут, а рубль падает? Так нельзя относиться к рублю!

Известный российский миллиардер - в беседе с нашим обозревателем Александром Гамовым
Арас Агаларов, президент компании «КРОКУС»

Арас Агаларов, президент компании «КРОКУС»

Фото: Анатолий ЖДАНОВ

- Здравствуйте, Арас Искендерович! Нужда вот заставила к вам обратиться, потому что опять нас пугают «черным августом». Так что же происходит с рублем, что будет дальше с ним -,в ближней, дальней перспективе?

- Вы сейчас звоните не по адресу, Александр, - это надо звонить в Центробанк.

Потому что у нас рубль, как бы, с одной стороны, обесценивается, а с другой - Центробанк пополняет золотовалютные резервы. Честно говоря, я не понимаю, как это может быть, потому что, только за последний месяц золотовалютные резервы Центробанка увеличились на 15 миллиардов долларов.

И вообще, они уже перевалили за 580 миллиардов, то есть, - растут и растут, а курс рубля - падает.

- А так же нельзя, да?

- Это - два взаимоисключающих, с точки зрения нормальной экономики, понятия.

То есть, я думаю, как раз эту разницу (в стоимости рубля, возникшую при его падении. - А. Г.) - неважно, за счет чего она образуется, за счёт роста цены на золото или другфих каких-то пополнений золотовалютных резервов, - надо было держать.

Потому что, если курс рубля не держать, мы это с вами обсуждали много раз, - никаких изменений у нас в экономике не будет.

Это - истина, которая, я думаю, всем понятна.

- А вдруг я в Центробанк не дозвонюсь, расскажите, вот как простым людям сейчас жить?

- Ну, а что я могу - простым людям? А и сам себе не могу ничего посоветовать.

- Нет, вы всегда оптимизм вселяете. А что вот вы сказали про обесценивающийся рубль?

- Он никогда не даст возможности экономике подняться на какую-то… позицию. Вот мы сейчас то ли на 12-м, то ли на 11-м месте по ВВП.

Но мы в этом году еще ниже опустимся, несмотря на то, что все страны опустятся, а мы опустимся ниже, чем все остальные.

То есть, нельзя на обесценивании рубля строить экономическую политику. Невозможно. Ни в какой стране мира этого никогда не происходило и не произойдет. Если вы возьмете новейшую историю Российской Федерации, самый большой рост у нас был – в 2001-м - 2008-м, когда курс рубля был стабильным. Выросли золотовалютные резервы, и ВВП, и благосостояние людей – вы помните, как все двигалось, росло и так далее. Ну, а сейчас все идёт в противоположную сторону.

- Как вы считаете, долго это может продолжаться? Такое же уже было, вы тогда нам говорили примерно такие же слова по поводу Центробанка, по поводу экономической политики, финансовой политики. Потом вроде все стабилизировалось одно время.

- В году - несколько сезонов, когда есть потребность в валюте. В этом же ряду - и август.

И, потом, - мы же должны понимать, что, если курс рубля начинает падать, то есть, он начинает обесцениваться, - это вызывает волну дополнительную.

- Как понять?

- То есть, само обесценение рубля дополнительно давит на сам же рубль. Потому что, люди начинают сразу волноваться, бежать и менять все свои сбережения, чтобы они дальше не обесценились. Это приводит к еще большему давлению.

Я не очень понимаю, почему мы каждый раз на одни и те же грабли наступаем?

Причем, вроде цена на нефть на уровне, где-то 42-43 доллара за баррель. И сальдо внешнего торгового баланса тоже положительное. Если оно в США - минус 50 миллиардов ежемесячно, то у нас - положительное.

То есть, возвращаюсь к нашей теме - не понимаю я... Объяснить это не могу. Не знаю, зачем это делается.

- Значит, мы наступаем на долларовые грабли?

- При чем тут долларовые грабли? Курс национальной валюты должен обеспечивать стабильные показатели в экономике.

Вот мы говорим, что боремся с инфляцией, а как это можно сделать, если курс национальной валюты обесценивается? Это же - также два взаимоисключающих понятия.

То есть, понятно, что огромное количество импортных товаров, причем, это не то, чтобы потребительские, а - связанные с производством, с сельским хозяйством – и корма, и удобрения и так далее – все будет расти в цене.

А, значит, и конечная цена товаров тоже будет увеличиваться. А раз так, то, естественно, наступает инфляция. А как же можно бороться с инфляцией, не стабилизировав курсы национальной валюты?

- Август черный будет или как?

- Да не знаю я уже, как это назвать.

- Просто совет вот…

- Нет у меня советов. Я даже сам себе ничего не могу посоветовать.

- То есть, впервые вы нам ничего не дадите, никакого совета?

- Нет, никакого совета дать не могу.

- А им совет – Центробанку?

- А им что советовать? Я им советую, опосредованно как бы через вас, через «Комсомольскую правду», говорю, что - держите курс национальной валюты. Будет продаваться ОФЗ – облигации федерального займа, в страну придут дешевые деньги из-за рубежа. Но когда мы так делаем, ничего никуда не придет. А тот, кто был, он убежит. И он убегает со своими деньгами. И это тоже - еще больше давит на национальную валюту.

- Это кто же убежит?

- Убегут инвесторы, которые вложили сюда деньги. Они же «пришли» в долларах, поменяли на рубли, рубли вложили в экономику. А так как рубль обваливается, они, естественно, выходят – неважно, из акций, облигаций, из чего угодно – обратно меняют в доллары. А для того, чтобы поменять в доллары, они еще больше давят на курс национальной валюты.

Все это - на уровне первого курса любого экономического вуза любой страны мира. Это же должно быть понятно.

- Я понял. Нас с вами читают, поэтому, будем надеяться, что какой-то ответ мы получим и август не будет таким черным, как может сейчас казаться. Можете нам хотя бы вот такую надежду дать?

- Не знаю. Я, честно, не понимаю, зачем это делается. Не знаю...

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ