Северный Кавказ
Общество

Отшельники ищут в тайге спасение от двух российских бед - штрих-кодов и прививок

Наши корреспонденты, побывавшие у отшельников в Пермском крае, рассказывают об увиденном и услышанном
Журналисты «КП» добрались до таежной деревеньки Черепаново, где поселились раскольники

Журналисты «КП» добрались до таежной деревеньки Черепаново, где поселились раскольники

По приезде к затворникам в деревню Черепаново нас слегка пошатывало, как пошатывает моряков после долгой качки. Двести км по штормовой дороге в кузове вездехода пьянят изрядно. Несколько человек из числа отшельников встретили нас любезно и повели на прием к отцу Евстратию – их духовному повелителю. По дороге худой долговязый юноша, назвавшийся рабом Божиим Романом, у нас спросил:

- Какие новости там в миру?

- Пугачева родила, - ответили мы.

- Умерла?! – встревожено переспросил юноша.

- Родила, - уточнили мы и вкратце пересказали отшельникам эту новость. Они цокали языками, охали и крестились. В итоге очень неодобрительно обсудили сей примадоннин «грех».

- Как тут у вас с питанием? – спросили мы худосочного Рому.

- Худо, - ответил он. – Крупа кончается. Взрослых кормят помалу два раза в день – утром и на обед. Трое из наших братьев ушли за продуктами, мы их ждем.

Мы не стали Роману рассказывать, что из этих троих вернутся, возможно, лишь только двое, и вернутся они нескоро. Эту троицу, похожую на странствующих монахов, встретили мы в тайге километров за сто от Черепаново. Они с рюкзаками шли в райцентр Чердынь за крупами. Общаться с нами путники не стали, пробурчали чего-то в бороды и дальше себе пошли. А через час примерно мы доехали до поселка Петрецово, в котором живут сотрудники пермских северных лагерей. Попросились тут на ночлег. Нас провели в один нежилой барак, где мы, разогнавши крыс, устроились на полу вповалку. Наутро один местный житель у нас спросил: не встретился ли по дороге нам кто? Рассказали ему мы про тех монахов. Житель насторожился и стал выспрашивать, как выглядели они?

- Грязные, угрюмые и худые, - описывали их мы.

- А не было ли там одного, у которого вот здесь на роже фигня такая?

- Ну, вроде да?

- Он в федеральном розыске! Скрывается у отшельников, – сказал почти радостно местный житель и побежал куда-то, видно, звонить.

Вот такая, к слову сказать, мутная тут история.

ЗДЕСЬ ВСЕМ ТЯЖЕЛО ЖИВЕТСЯ

Но вернемся к нашему рабу Божьему Роме.

- Как и зачем ты здесь? – спросили мы. И Рома ответил, что у него конфликт с властями города Ульяновска, но подробности пояснять не стал.

- Тяжело тебе здесь живется?

- Здесь всем тяжело живется, - ответил отрок, - но, видно, таков наш крест. Здесь главное - послушание и смирение. Если скажут тебе выкопать яму, ты должен её выкапывать, не спрашивая – зачем? После скажут закопать эту яму, и ты молча её закапываешь.

…В темной избе (электричества у отшельников нет) за большим столом восседал бородатый и плотный отец Евстратий, а также десятка два и мужчин, и женщин. Нам предложили хлеб и горячий отвар из таежных трав.

- В чем смысл вашей веры, отец Евстратий? – спросили мы. – В чем смысл ухода от человечества в эти дебри непроходимые?

И поведал отец Евстратий, что православная вера, по его мнению, ныне в большой беде, так как Патриарх Кирилл водит дружбу с католиками, иудеями, мусульманами и язычниками. И заявляет притом Патриарх Кирилл, что-де у нас с иноверцами есть единые нравственные ценности.

- И что же плохого в нашей дружбе с католиками?

- Когда Византия подписала унию с католической церковью, то Константинополь скоро пал. И вот опять история повторяется. Наше сближение с католиками развяжет руки американцам, те ударят по Ирану, а иранской нефтью Китай питается. Китай будет вынужден ударить по американцам или пойти войной на нас. Иначе Китай погибнет. Так и начнется третья мировая война, которая всех погубит.

Вторая беда, по мнению отца Евстратия, нависающая над Святою Русью, это штрих-коды, которые ныне лепят и на всякие документы, и на даже на пищевые продукты. Штрих-коды это часть мирового заговора, чтобы взять под контроль всякого христианина и как-то там на него воздействовать электронно. Тут мы, признаться, не очень поняли, но смысл, примерно, такой, что через штрих-коды вся жизнь человека высвечивается где-то на мониторах в главном масонском логове. И человек штрих-кодовый становится марионеткой в коварных руках у Ротшильдов и Рокфеллеров. Вот почему и необходимо уничтожать все эти бесовские метки.

Отец Евстратий толкует весьма заумно, цитируя и писания, и философов всех времен. Сектанты глядят на него с восторгом и тихим душевным трепетом.

- Почему же вы с этим злом не боретесь во миру, где бы надобно просвещать заблудших, а удалились в дебри? – спросили мы.

- А мы объясняли в миру все это, но нас не слушали. Благодать не груша, ее не съешь.

- Так в чем тогда смысл-то ваших служений, ежели ваши мысли не доходят до масс?

- Смысл сохранить хотя бы вот эту общину людей во спасение их.

- На что, на какие деньги живете вы и на что питаетесь?

- Нам помогают братья из православных монастырей. Они для нас собирают деньги. Негласно, конечно.

- Ну, ничего себе! Вы, по сути, раскольники, отошедшие от официальной церкви, а люди из этой церкви вам помогают?!

- Да. Там есть много служителей, которые разделяют наши взгляды, но они слабы духом, чтобы окончательно перейти к нам. Потому они вынуждены служить там, но душою они с нами. У нас есть много последователей и в миру, которые тоже нам помогают и даже страдают за наши убеждения. Например, три капитана и один майор из УБЭП в Туле подверглись гонениям за связь с нами. Начальство им предложило либо перестать ездить к нам, когда мы жили еще в Тульской области, либо уволиться. И все четверо уволились, остались без пенсий и без всего.

- А что за история с мордобоем случилась у вас в Костромской области, после чего вы и перебрались сюда? – спросили мы у отца Евстратия.

- Ну что получилось? Там приехали отец с матерью к одной нашей сестре Елене, приехали с ОМОНом, чтобы забрать и ее, и ее детей. Отец на нее набросился: ах ты такая-сякая, ты опять сюда убежала. Меня там не было, но мне рассказали – началась драка. Наши бросились защищать Елену и ее детей, а силовики начали всех палками избивать. Тогда один наш выскочил с канистрой и всех бензином полил. Сейчас, говорит, подожгу, если не прекратите!

- Он, что, и детей облил?

- Да всех облил, на кого попало. Ну драка и прекратилась, они отступили. А потом уже поздно ночью мы покинули ту деревню. Уехали в Пермский край. После этого случая меня объявили в розыск. Приезжаю я как-то в свою московскую квартиру и нахожу в почтовом ящике полицейское предписание на мое на мирское имя: «Филиппову В.Е.: сообщаем Вам, что гражданин Филиппов В.Е. находится в федеральном розыске. В случае появления Филиппова В.Е. по данному адресу Вам предписывается сообщить об этом в полицию по телефону такому-то». Вот она дурь чиновничья – мне сообщают, что если я сам себя у себя увижу, то должен себя и сдать. Ха-ха!

КАК СТАРЕЦ ОТ РАКА ВЫЛЕЧИЛ

Днем ранее по дороге к отшельникам мы догнали в тайге одного мужчину с большим рюкзаком и нерусским ликом. Он шел туда же в общину. Взяли его на борт. Мужчина попросил его не снимать, поскольку он – ну опять же! – в розыске. Однако же, незнакомец наш изъявил желание рассказать нам много чего любопытного про жизнь отшельников. Назвался он Серафимом и про себя поведал такую историю. Серафим родом из мусульманской страны и по рождению мусульманин из небедной семьи. К сорока годам заболел он раком. Долго лечился и у себя на родине, и в Москве, и в Германии, но болезнь всё больше одолевала. Но однажды некие люди вдруг подсказали, что в Пермском крае есть один православный старец, который, возможно, ему поможет. Нашел он этого старца, побеседовали они, и дал ему старец некие установки, после чего болезнь-то и отступила, а через год и прошла совсем. После этого собеседник наш взял да и принял истово православную веру. Нарекли его именем Серафим. Начал он и у себя в стране православие утверждать. По этой причине все близкие родственники отвернулись от Серафима. И с властями случился религиозный конфликт, который перешел в политический. Серафима собирались уж посадить, но он успел убежать в Россию, опять же в Пермский край, где и столкнулся с нашими отшельниками. Сначала они жили под городом Чусовым. А после отцу Евстратию приснился сон, что община должна переселиться на самый север Пермского края в деревню на букву «Ч». Развернули отшельники карты географические, на которых и нашли Черепаново это.

- А что, Серафим, неужто и впрямь есть такие старцы, которые рак вылечивают? – разобрало нас любопытство.

- Этот старец не лекарь вовсе, - отвечал Серафим, - просто он человек очень умный и правильно понимает Православие, которое не понимают многие православные. Вот и меня он тому обучил. Ведь все болезни они от грехов от наших. А в Православии есть, например, покаяние. Если ты искренне осознаешь свои грехи, если ты искренне в их покаешься, то и наказанье твое простится, болезнь отступит. Это очень важно понять. Но если ты будешь каяться и колотиться о землю лбом только с помыслом - чтобы вылечится, то болезнь тебя не отпустит. Я очень рад, что Господь помучил меня вот такой болезнью, через которую мне пришло прозрение. Ну а с отцом Евстратием мы поссорились. Я понял, что он актер, а не священник вовсе. Собрал себе публику из людей заблудших и упивается властью над ними. А они его за святого чтут. Подойдет к нему женщина: «Батюшка, что-то всё у меня там внутри болит». Он её по спине похлопает: «Ну что, прошло?» - «Ой, батюшка, как полегчало-то! Чую, как бесы выскочили!». А другая же подойдет к нему: «И мне что-то худо, батюшка». Он ей говорит: «Ты юбку-то задери, да на горячую печку сядь!». И при этих словах положено всем смеяться. Вот такой тут театр абсурда.

- Зачем, Серафим, ты туда идешь?

- Там дети малые, обреченные, попытаюсь уговорить их мамаш перебраться на зиму в православный приют под Пермью.

НЕОБЫЧНЫЕ ВСЕ ОНИ

На самом деле народ в этой секте очень своеобразный. Этих людей объединяет особое восприятие мира, отличное от нашего. Нас особенно привлекла тридцатилетняя Анна с двумя мальчишками – трех и полутора лет. Анна родилась и всю жизнь прожила в Москве. Это ясно и по её говору. У Анны, если ей верить на слово, юридическое образование. Работала в суде. Жила с мужем, с мамой. Были у них две квартиры, машина, дача. Однажды Анна купила книгу одной известной писательницы и прочитала, что, согласно пророчествам мудрецов, Москва в скором времени должна провалиться в кастровые пустоты. А еще говорилось в книге, что по Москве китайцы ударят ядерными ракетами. Вот эта книга лишила и Анну, и ее мужа, и ее маму сна и покоя. Стали думать куда из Москвы бежать. Нашли в интернете отца Евстратия и подались к нему за спасением. В Москве распродали все движимое и недвижимое, поселились с отшельниками в костромской глуши. После перебрались сюда, но муж почему-то остался под Костромой. Возможно, к зиме он тоже сюда приедет.

- Как тут у вас с питанием? – спрашиваем, оглядывая малюсенькую каморку Анны, где на 6-ти квадратных метрах едва умещается лишь кровать у окошка, тумбочка и небольшая печка. Ни малейших съестных припасов в этом доме, похоже, нет.

- У нас с едою все замечательно! Наедаемся до отвала, - отвечает Анна.

- Но чиновники говорят, что с едой тут у вас не очень. Могли бы вы показать еду?

Анна вопросительно смотрит на отца Евстратия, после оба они начинают клеймить чиновников. Тут же и в разговор вступает бабушка – мама Анны:

- А вы знаете, что теперь творится в детских домах? – и отвечает на свой вопрос, - сейчас всех деток в детских домах откармливают и сдают на органы! Или же продают в Америку, и там тоже сдают на органы!

Мы не готовы противоречить.

- В России сейчас геноцид, - поясняет батюшка. – Идет работа на уничтожение детей. Им с рождения делают прививки с добавлением ртути, что приводит к их аутизму, а когда они достигают детородного возраста, то и теряют способность к зачатию. Это я вам говорю как дипломированный врач.

- А разве же доктора российские, которые детям вкалывают прививки с ртутью, про то не знают? – спрашиваем мы.

- Знают, конечно, - отвечает отец Евстратий, - потому и врачи своим детям никогда прививок не делают.

Мы повторили вопрос о питании. И снова нам в три голоса эти люди стали рассказывать о коварных чиновниках и масонах.

В этот вечер в общественной трапезной был показательный ужин для журналистов – жареные котлеты с гороховой кашей. А после была вечерняя служба, на которой отец Евстратий обратился и к Патриарху Кириллу, и к президенту Путину с воззванием защитить Россию от бесовщины, идущей с Запада, от чипирования-кодирования. После к нам еще подходили люди и рассказывали про опасности электронных чипов, про опасности номеров и про разные электронные волны, которые запускают с американских спутников, увеча наши мозги.

Потому и пришли мы к выводу, что народ здесь своеобразный и к тому же совсем неплохой народ. Они искренне так желают нам всем спасения и пытаются всех нас предупредить о надвигающейся угрозе. Потому и хотелось бы тоже искренне им помочь пережить суровую северную зиму. Домишки, в которых они устроились, ветхие и худые. За обоями всюду скребутся мыши. Старые печки чадят угаром. Не везде и вторые зимние рамы вставлены. Но главное – дефицит питания и отсутствие теплой одежды. Хотя и на днях прошла информация, что отшельники закупили продуктов тонну – сахара, гречки, муки, гороха… . Если это и правда, то тонны надолго им все равно не хватит. Но будем надеяться мы здесь на помощь Божию в образе краевых властей.

Серафим возвращался с нами на вездеходе и был он грустен. Не получилось ему никак убедить мамаш переселиться на зиму во приюты.

Добравшись до Чердыня, мы зашли в магазин и первым делом спросили у продавщицы:

- Какие новости тут у вас в миру?

- Пугачева родила двойню, - ответила продавщица.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Пермские раскольники вместе с детьми обречены на голодную смерть

Наши корреспонденты вместе с коллегами из «КП-Пермь» добрались до таежных отшельников, поселившихся в заброшенной деревне Черепаново на севере Пермского края. К обиталищу пермских отшельников по таежному бездорожью 200 км. Этот путь мы проделали на вездеходе более чем за сутки и, наконец-то, выбрались к неширокой реке, на берегу которой увидели десятка два домов. Над некоторыми дымились трубы. Навстречу нам вышли несколько человек — мужчин и женщин в монашеских одеяниях (читайте далее) Отец детей-отшельников: Помогите мне вырвать малышей из голодного ада! Как мы уже сообщали – читатель наш Александр, увидев на днях в «Комсомольской правде» статью о пермских отшельниках, нашел, наконец-таки, пропавших своих детей, на которых он подал в розыск еще в феврале этого года. Как выяснилось, жена Александра вместе с детьми - мальчиком и девочкой 5-ти и 6-ти лет - ушла в религиозную секту непоминальников. Сначала сектанты обитали в Костромской области. А прошлым летом переместились на север Пермского края и поселились в заброшенной деревне Черепаново, где мы их недавно и отыскали. Всего здесь отшельников 35 человек, включая 8 детей. Условия для жизни в этой глуши весьма тяжелые, кончаются запасы еды. Грядущую северную зиму явно переживут не все. И особое беспокойство, естественно, за детей (читайте далее)

Наши корреспонденты вместе с коллегами из «КП-Пермь» добрались до таежных отшельников, поселившихся в заброшенной деревне Черепаново на севере Пермского края.

К обиталищу пермских отшельников по таежному бездорожью 200 км. Этот путь мы проделали на вездеходе более чем за сутки и, наконец-то, выбрались к неширокой реке, на берегу которой увидели десятка два домов. Над некоторыми дымились трубы. Навстречу нам вышли несколько человек — мужчин и женщин в монашеских одеяниях (читайте далее)

Отец детей-отшельников: Помогите мне вырвать малышей из голодного ада! Как мы уже сообщали – читатель наш Александр, увидев на днях в «Комсомольской правде» статью о пермских отшельниках, нашел, наконец-таки, пропавших своих детей, на которых он подал в розыск еще в феврале этого года. Как выяснилось, жена Александра вместе с детьми - мальчиком и девочкой 5-ти и 6-ти лет - ушла в религиозную секту непоминальников. Сначала сектанты обитали в Костромской области. А прошлым летом переместились на север Пермского края и поселились в заброшенной деревне Черепаново, где мы их недавно и отыскали. Всего здесь отшельников 35 человек, включая 8 детей. Условия для жизни в этой глуши весьма тяжелые, кончаются запасы еды. Грядущую северную зиму явно переживут не все. И особое беспокойство, естественно, за детей (читайте далее)

Отец детей-отшельников: Помогите мне вырвать малышей из голодного ада!

Как мы уже сообщали – читатель наш Александр, увидев на днях в «Комсомольской правде» статью о пермских отшельниках, нашел, наконец-таки, пропавших своих детей, на которых он подал в розыск еще в феврале этого года. Как выяснилось, жена Александра вместе с детьми - мальчиком и девочкой 5-ти и 6-ти лет - ушла в религиозную секту непоминальников.

Сначала сектанты обитали в Костромской области. А прошлым летом переместились на север Пермского края и поселились в заброшенной деревне Черепаново, где мы их недавно и отыскали. Всего здесь отшельников 35 человек, включая 8 детей. Условия для жизни в этой глуши весьма тяжелые, кончаются запасы еды. Грядущую северную зиму явно переживут не все. И особое беспокойство, естественно, за детей (читайте далее)

Рекомендуемые