2018-05-10T15:26:35+03:00

Ставропольские силовики продолжают раскрывать спонсоров ИГИЛ*

Сотни тысяч рублей доморощенные «финансисты» направляли через закрытые социальные сети и на банковские карты вооруженных преступников
Доморощенные «финансисты» направляли через закрытые соцсети террористов сотни тысяч рублейДоморощенные «финансисты» направляли через закрытые соцсети террористов сотни тысяч рублейФото: Олег ЗОЛОТО
Изменить размер текста:

Как показывают недавние судебные приговоры, некоторые граждане не осознали одну простую вещь: для того чтобы оказаться пособником боевиков, вовсе не обязательно поддерживать их личным участием с оружием в руках. К сожалению, при современном уровне технологий достаточно перечислить бандитам средства, не вставая с дивана. Или просто не сообщить куда следует о знакомом-игиловце.

Деньги на «джихад»

Прежде, чем во что-то или в кого-то инвестировать, надо бы крепко подумать. Ну а тем, кто не озаботился своевременным размышлением, суд предоставил такую возможность в соответствии с вкладом каждого. Вот лишь некоторые иллюстрации в свете статьи 205.1 УК РФ («содействие террористической деятельности»).

27-летний Джабар Джабаров из дагестанского села Куруш после службы в армии переехал в Хасавюрт, где и познакомился с носителями экстремистской идеологии. Попав под их влияние, начал финансово поддерживать террористов. В частности, установлено, что 31 июля 2014 года он перечислил 45 тыс. руб. жителю Пятигорска, связанному с террористическим подпольем. В ноябре 2016-го в отношении Джабарова возбудили уголовное дело. 30 января 2017 года Северо-Кавказский окружной военный суд вынес приговор. Подсудимого признали виновным, приговорили к 5 годам колонии общего режима и штрафу 50 тыс. руб.

Или вот такой факт. В июне прошлого года Северо-Кавказский окружной военный суд огласил приговор Шамилю Девлетмурзаеву. Житель Дагестана признан виновным в финансировании ИГИЛ и получил четыре года колонии общего режима. Следствию удалось выйти на Девлетмурзаева после того, как сотрудники УФСБ России по Ставропольскому краю, взаимодействуя с МРУ «Росфинмониторинг по СКФО», установили, что с июля по октябрь 2014 года он собирал на своих банковских карточках переводы от неизвестных людей.

В общей сложности ему удалось получить порядка 651 тыс. рублей. Следствие также установило, что подсудимый перевел на «джихад» в общей сложности 370 тыс. рублей. Деньги поступали на банковские карты жителей Якутии и Ставропольского края, номера которых ему сообщил член ИГИЛ.

Оставшуюся сумму Девлетмурзаев потратил на личные нужды. Следствие предъявило подозреваемому обвинение в финансировании терроризма. В УФСБ России по СК подчеркнули, что Девлетмурзаев полностью признал свою вину и активно сотрудничал с правоохранительными органами. Суд принял это во внимание и смягчил наказание.

За помощь террористам можно надолго сесть в тюрьму Фото: Кристина БРАЖНИКОВА

За помощь террористам можно надолго сесть в тюрьмуФото: Кристина БРАЖНИКОВА

А 18 декабря 2017 года Северо-Кавказский окружной военный суд поставил точку в еще одном деле о финансировании террористов ИГИЛ. Житель Ставрополья Рамазан Абдулхаликов приговорен к 8 годам лишения свободы в колонии общего режима. Дело Абдулхаликова расследовали совместно несколько структур: УФСБ России по Ставропольскому краю, Росфинмониторинг по СКФО, МВД России и Следственный комитет. Выяснилось, что Абдулхаликов перечислил на счета террористов в 2014 году более 117 тысяч рублей. В отношении него было возбуждено сразу три уголовных дела по статье 205.1 УК РФ. Позже дела были объединены в одно.

Осужденные «странницы»

Совсем недавний случай: 10 апреля Северо-Кавказский окружной военный суд

в Ростове-на-Дону отправил за решетку двух девушек 22 и 27 лет. Они использовали закрытую группу в соцсети для того, чтобы собрать 23 тысячи рублей и перечислили эту сумму на счет боевиков в Сирию. Секретарь суда Алена Катькало сообщила, что жительницу Волгограда Анастасию Шилихину и уроженку Дагестана Юлдуз Алиеву осудили по ч. 1 ст. 205 УК РФ («содействие террористической деятельности»). Они признаны виновными в финансировании терроризма, Шилихиной назначено наказание - 5 лет, а Алиевой - 6 лет колонии общего режима.

Следователи и суд установили, что обе девушки вместе с еще одной фигуранткой дела были администраторами закрытой группы в соцсети «VLG - город, приютивший странников». Через эту группу они более полугода собирали у местных жителей пожертвования, затем перевели на банковские карты воюющих сторонников ИГИЛ, неким Шортаевой и Какбаеву.

Однако защита осужденных настаивала, что закрытая группа в соцсети была создана для благотворительной помощи мусульманкам Волгограда и просвещения, а не для финансирования терроризма. Дескать, там публиковалась информация о здоровье, обмене мусульманской литературой,

собирались деньги на помощь нуждающимся. Даже для одних детей купили памперсы и питательные смеси, для других - одежду и собрали немного средств. Кроме того, териодически какие-то суммы перечислялись в приют.

Участницы сообщества обсуждали семейные отношения, гинекологические вопросы, где купить халяльную еду. Причем посты о помощи пострадавшим от войны мирным жителям Сирии действительно имелись в группе. Но, как утверждают защитники, принадлежали они не Юлдуз Алиевой, а появились после того, как к администраторам присоединилась та самая еще одна фигурантка уголовного дела - Мадина Досумова. Она, к слову, скрылась от следствия и сейчас находится в розыске. Предположительно, до задержания успела переправиться в Сирию.

Под благой личиной

Кто спорит, благотворительность и желание помочь нуждающемуся близки сердцу российского человека, они у него в крови, в коде ДНК. И об этом, ясное дело, прекрасно знают преступники, чем и пользуются в удовольствие. Эксперты рассказывают интересные вещи. Социальные сети широко используются террористами для координации усилий по сбору средств. В крупномасштабных и хорошо организованных схемах могут участвовать до нескольких тысяч «спонсоров», и таким образом становится возможным сколотить весьма немалые суммы. Сейчас террористические организации ведут информационно-пропагандистскую работу среди огромной аудитории, используя двустороннюю горизонтальную связь, начинающуюся в чатах и на форумах, а продолжающуюся в социальных сетях (таких как Facebook, Тwitter и Instagram). Зачастую такая связь поддерживается с помощью мобильных приложений WhatsApp и Viber. Вся эта кипучая работенка относится к такому понятию, как краудфандинг (сбор средств от общественности). Это способ, позволяющий компаниям, организациям или частным лицам собирать деньги через интернет за счет пожертвований или инвестиций, поступающих от большого количества людей. Краудфандинговые сайты в интернете легко открывают подобные «жертвенные» страницы и нередко маскируют истинные цели организаторов. Скажем, лица или компании, пытающиеся собрать деньги для поддержки терроризма и экстремизма, могут заявить, что они занимаются благотворительной или гуманитарной деятельностью, и даже создавать некоммерческие организации в этих целях (НКО). Да, говорят эксперты, в некоторых случаях жертвователи действительно не знали о конечном использовании средств, собранных путем краудфандинга в социальных сетях. К слову, деньги эти идут на оказание материальной поддержки иностранным боевикам-террористам (оплата за мобильную связь, стоимость авиабилетов и различных товаров и услуг, заказываемых через интернет, приобретение оружия, боеприпасов, автомобилей).

На месте преступления Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

На месте преступленияФото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Как правило, объявления о сборе средств размещаются в социальных сетях и на тематических сайтах, а также в специализированных сетях, закрытых форумах в интернете и рассылаются в частных сообщениях. Причем используются замаскированные, расплывчатые формулировки, играющие на благотворительно-гуманитарных струнах души человеческой. Любопытно, что объявления о сборе пожертвований и реквизиты не обязательно могут быть в текстовой форме - вовсю применяются «прикладные» виды, типа картинок или видео. И это делает затруднительным выявление такого рода объявлений с помощью стандартных поисковых систем, осложняет определение сайтов, где размещается подобная информация.

Следует заметить, что большинство используемых террористами социальных сетей неумышленно предоставляют группировкам и их сторонникам платформу для финансирования. Однако компании, организующие и поддерживающие соцсети, сами по себе не участвуют в этой преступной деятельности, и во многих случаях сотрудничают с компетентными органами, предоставляя им необходимые сведения, блокируя и закрывая неблагонадежные аккаунты.

Онлайн для третьих лиц

Важно подчеркнуть, что наиболее популярными платежными системами, незаконным образом использующимися для финансирования терроризма, являются те, где предусмотрена высокая степень конфиденциальности и возможность удаленного управления счетами. Члены террористических сетей могут получить доступ к регулируемой финансовой системе, зарегистрировав платежные инструменты на имена третьих лиц. Они часто пользуются системами онлайн-платежей по причине простой процедуры регистрации и относительно высокого уровня анонимности. И дабы не быть обнаруженными, создатели и пособники таких преступных схем обеспечивают «смену» платежных реквизитов (электронных кошельков, кредитных карт, номеров мобильников и прочих). А соответствующие сообщения об изменениях размещают в интернете.

Вот реальный пример. Некая группа организовала схему по сбору денег через социальные сети и интернет. Группа зарегистрировала множество электронных кошельков, кредитных карт и номеров мобильных телефонов. Реквизиты были размещены в интернете (в том числе и соцсетях) под предлогом сбора пожертвований для сирийских беженцев, людей, нуждающихся в медицинской и финансовой помощи, а также на строительство мечетей, школ и детских садов. Причем формулировки благотворительности были довольно «мутными». На самом же деле все средства шли на помощь террористам и их семьям. И направлялись либо на счета кредитных карт, либо на электронные кошельки. После нескольких переводов деньги снимались наличкой и перевозились курьерами. Управление платежными инструментами велось через интернет, в том числе и с сотовых телефонов.

Потянет на пожизненное

Да, случиться может всякое. Кстати, вот во Франции женщина искренне помогала сыну, но была осуждена на 2 года тюрьмы за финансирование терроризма. Впрочем, осужденная Натали Хаддади так и не поняла, почему суд вынес такой приговор. Как она поясняла, ее 21-летний сын решил встретиться с отцом в Алжире. А потом направился в Малайзию, где его якобы избили и ограбили. Для того чтобы он смог покинуть эту страну, мать перевела ему 2,8 тыс. долларов. Это была ее версия. Однако суду удалось доказать, что сынок, получив деньги, Малайзию-то покинул, но поехал не домой, а присоединился к боевикам ИГИЛ в Сирии.

Конечно, в Европе свои законы и, заметьте, в плане финансирования террористов достаточно жесткие. В России законы свои и не менее, если не более суровые. В той же истории с волгоградскими «странницами» - суд признал их не заблудшими, а виновными по ч. 1 ст. 205.1 УК РФ.

Руководитель аппарата Антитеррористической комиссии Ставропольского края

Игорь Аникеев рассказывает, что российское законодательство за последние годы претерпело значительные изменения:

- Умышленное содействие совершению преступления советами, указаниями, предоставлением средств, орудий или информации, либо устранением препятствий к его совершению, а также сокрытие (или обещание скрыть) преступника или улики, подпадает под действие ст. 205.1 УК РФ («содействие террористической деятельности»). При этом если человек попал в такую ситуацию под давлением или с лучайно, сделал ошибку, но тут же осознал это, раскаялся и никаких других преступлений за ним не числится, он может избежать уголовной ответственности. Ему надо сразу сообщить о случившемся представителям органов власти и помочь предотвратить преступление, совершению которого содействовал.

Здесь необходимо принять во внимание, что, кроме штрафов до 500 тысяч рублей, четыре части статьи 205.1 УК РФ предусматривают лишение свободы на разные сроки. А самый большой из них - пожизненный.

Молчание - срок

Помощь террористам - это не только их сознательное или бездумное финансирование. Но еще и, казалось бы, незаметное для посторонних глаз и ушей несообщение о преступлении. Однако оно, несообщение, имеет вполне конкретную статью - 205.6 УК РФ.

Как сообщили в УФСБ России по Ставропольскому краю, анализ международной обстановки свидетельствует о возрастающей угрозе безопасности Российской Федерации со стороны международной террористической организации ИГИЛ и иных террористических формирований, действующих в нашей стране. Например, члены ИГИЛ и «Джабхат Фатх аш-Шам» (прежнее название - «Джабхат-ан-Нусра»)** рассматривают Северо-Кавказский регион, в частности Ставрополье, как часть всемирного халифата. В этих целях ими ставятся задачи по формированию самостоятельных террористических структур на Кавказе, переброске на территорию РФ подготовленных боевиков, ведению активной вербовочной работы среди российских граждан, в том числе в сети интернет. Рекрутам оказывается ресурсная помощь, организуется их обучение в центрах и лагерях подготовки за рубежом.

Так, в ходе реализованного комплекса оперативно-розыскных мероприятий сотрудники УФСБ России по Ставропольскому краю установили причастного к деятельности ИГИЛ 29-летнего Альберта Абрамова, уроженца села Кара-Тюбе Нефтекумского района СК. Он в 2015 году принял радикальный ислам, в сентябре 2016 года выехал в Турецкую Республику, откуда в последующем переправился на территорию Сирийской Арабской Республики. В октябре 2016 года Альберт Абрамов вступил в ИГИЛ.

И вот тут как раз по нашей теме. До вступления в террористическую организацию он состоял в дружеских отношениях с жителями села Иргаклы Степновского района Ставрополья - 29-летним Мухамедом Кунтугановым и 30-летним Фазилем Нураевым. Как установили сотрудники госбезопасности, эти парни были осведомлены о вступлении Альберта Абрамова в ИГИЛ и о его участии в деятельности террористической организации. Факт своей

осведомленности они подтвердили в ходе показаний.

Получается, что Кунтуганов и Нураев достоверно знали о совершении Абрамовым преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 205.5 УК РФ («участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической»). Однако в период с октября 2016 года, имея на то реальную возможность, они не поставили в известность органы власти, уполномоченные рассматривать сообщения о подобных преступлениях. Поэтому в октябре 2017 года следственным отделом УФСБ России по Ставропольскому краю в отношении Мухамеда Кунтуганова и Фазиля Нураева возбуждены уголовные дела по ст. 205.6 УК РФ. И уже 15

марта 2018 года Степновским районным судом СК Кунтуганов, а 22 марта этим же судом Нураев признаны виновными и приговорены к штрафам - каждый в размере 10 тысяч рублей.

К сведению, по статье 205.6 УК РФ («несообщение о преступлении») предусмотрены следующие наказания: штраф до 100 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за полгода. Либо еще серьезнее - принудительные работы до одного года или лишение свободы на тот же срок.

В общем-то, подобные случаи встречаются и у наших соседей. В ноябре минувшего года Кировский районный суд Астрахани оштрафовал на 80 тысяч рублей уже четвертого студента медицинского вуза Мирзу Мевлидова за то, что не сообщил о знакомом, примкнувшем к террористам в Сирии. В судебном заседании подсудимый полностью признал свою вину.

А до этого Кировский суд приговорил к аналогичным штрафам студентов этого же вуза: Шамиля Шахвалиева, Джамалутдина Салаватова и Наримана Магомедова. Их также признали виновными по статье 205.6 УК РФ. Мирза Мевлидов, как и ранее осужденные студенты медвуза, приехал в Астрахань из Дагестана. Парни учились вместе с человеком, примкнувшим к запрещенной в РФ террористической группировке ИГИЛ и сейчас находится в Сирии. Знакомый студент склонял подсудимых присоединиться к нему. Но они об этом - ни гу-гу!

СПРАВКА «КП»

Грязные «воротнички»

На сайте Антитеррористической комиссии Ставропольского края (atk26.ru) в разделе «Книги и брошюры» представлена лекция «Финансирование терроризма как вид организованной «беловоротничковой» преступности». Автор работы, старший преподаватель кафедры уголовного права юридического факультета Новгородского государственного университета Вячеслав Молокоедов ориентирует читателей на глубокое изучение проблемы и предлагает новый подход по противодействию современной преступности.

ВАЖНО!

Можно сесть, но лучше - сообщить

Не стоит также забывать и еще о некоторых статьях Уголовного кодекса, которые имеют отношение к интернету не напрямую, а косвенно. В частности, речь идет о ст. 282.3 УК РФ - «финансирование экстремистской деятельности». В век бурного развития цифровых технологий она становится всё больше применима к интернету, поскольку сейчас получили большую популярность такие сервисы, как Яндекс.Деньги, Web-money, QIWI.

Ознакомимся подробней. Итак, согласно ч.1 ст. 282.3 УК РФ, предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг, заведомо предназначенных для финансирования организации, подготовки и совершения хотя бы одного из преступлений экстремистской направленности, либо для обеспечения деятельности экстремистского сообщества или экстремистской организации - наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до семисот тысяч рублей. Впрочем, тут возможны варианты: допустим, суд изберет в качестве наказания штраф в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех лет. Либо «трудоустроит» виновного на принудительные работы на срок от одного года до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового и с ограничением свободы на срок до одного года. А то возьмет Фемида и лишит свободы на срок от трех до восьми лет.

Ну а часть вторая этой же статьи УК РФ относится к тем же деяниям, но совершенным лицом с использованием своего служебного положения. Штрафы здесь такие же - от трехсот тысяч до семисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех лет. Предусмотрены и принудительные работы на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового. Кроме

того, суд может ограничить свободу осужденному на срок от одного года до двух лет, либо лишить свободы на срок от пяти до десяти лет.

Но имеется существенное примечание. Так, человек, впервые совершивший преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности. Просто надо своевременно сообщить в компетентные органы.

*ИГИЛ и **«Джабхат Фатх аш-Шам» (прежнее название - «Джабхат-ан-Нусра»)

- запрещенные в России террористические организации.

 
Читайте также