Северный Кавказ

Когда наступит очередной мировой финансовый кризис

Обсуждаем с Ильей Савельевым, Михаилом Юрьевым и Михаилом Леонтьевым в эфире программы «ГлавТема» Радио «Комсомольская правда»
Когда наступит очередной мировой финансовый кризис

Когда наступит очередной мировой финансовый кризис

Савельев:

- Добрый вечер! Мы в полным составе в студии.

Леонтьев:

- А люди все равно могут не верить.

Савельев:

- Они думают, что мы заранее записали. Радиостанция педантично подходит к делу, но, поверьте, подгадать прямой эфир под время – это надо очень постараться.

Вторая новость. Через два дня стартанет то, чего мы так долго ждали. Мы издали книгу. И на сайте главтема.рф можно зайти и купить. Продаваться она будет только там.

Леонтьев:

- Второе издание.

Савельев:

- И есть дополнения. Она абсолютно обновленная, в новой обложке. Книга не потеряла свою актуальность. Именно это и является ее ключевым моментом, потому что все события, которые были в 2007 году…

Леонтьев:

- Она пережила свою актуальность. Раньше надо было читать.

Савельев:

- Там много интересного предсказано. Это одна из немногих работ, в которой предоставляется альтернатива строю. Немногие себе это могут позволить проанализировать.

Леонтьев:

- Редкая птица долетит до середины Днепра…

Савельев:

- Конец года. А 2019-й много интересного готовит. Например, МВФ просит правительства готовиться к мировому финансовому кризису. Они ожидают резкого падения цен на сырьевые товары по всему миру в ближайшие годы.

Леонтьев:

- Мы говорили об этом уже здесь. О том, что предыдущий кризис 2008 года был безумной неожиданностью. Весь мейнстрим считал, что этого не может быть.

Юрьев:

- Не безумный. Не такой, как в 29-м году.

Леонтьев:

- Как тебе сказать… На самом деле, такой же. Мейнстрим был крепче. Да и никакого мейнстрима-то не было в 29-м. И цикличность подразумевалась. Она была известна.

Там была безумная эйфория, все росло, было замечательно. И вдруг бабах! И как это могло быть? И лауреат Нобелевской премии этого года, человек по фамилии Кругман говорил о том, что он не понимает, что произошло. За что ему и дали, собственно, Набелевскую премию. За наивность и светлые чувства.

Сейчас все говорят про кризис. Показатели косвенные и прямые притом, что экономика США номинально в великолепном состоянии, Трамп тут просто требует для себя чуть ли не Нобелевскую премию по экономике. Говорит, что никогда такой экономики в США не было. Тем не менее, дикий рост всех индексов в США закончился. Он съеден полностью.

Рынок ждет кризиса. Даже в стране, где основные агрегатные показатели по экономике неплохие. А Европа – там проблема простая.

Юрьев:

- Там нечего ждать.

Леонтьев:

- Там уже все есть. Понятно, что если ЦБ не накачивает деньгами экономику, а он объявил, что…

Юрьев:

- А он и не может.

Леонтьев:

- Да. То непонятно, как они будут выплачивать итальянский долг. Итальянский долг не греческий. Он Европу обрушит. А самое главное, что все показатели самой здоровой экономики мира, а самая здоровая – это Германия, они все негативные.

Я сейчас не буду разбирать агрегаты. Это для большинства скучно и неинтересно, но вы можете почитать мнения, начиная от «Нью-Йорк Таймс» и «Уолл Стрит Джорнал» и кончая крупнейшими мейнстримными экономистами. И у них есть одно разногласие - 19-й год мы пропустим, в 20-м все рухнет. Или рухнет в 19-м.

Юрьев:

- Но рухнет. Уже обсуждения нет.

Леонтьев:

- Нет. И самое главное, что нет объективных источников роста экономики, потому что кризис 2008 года преодолен не был. Этот кризис с точки зрения макроэкономической… Что такое макроэкономическое преодоления кризиса? Это восстановления равновесия макроэкономического. Оно не было восстановлено. Оно было только дико разрушено еще дальше.

Юрьев:

- Они залили просто деньгами это все.

Леонтьев:

- Да. Низкие ставки и дикая эмиссия. Огромная. При этом рост долгов, долговой кризис тоже был решен деньгами и ставками. Представьте, если банкротная экономика Италии при том, что облигации итальянские, 1% доходности уходит. Это что надо сделать с рынком, чтобы под 1% банкротные облигации?..

Доходность – это то, за что продаются… Если у вас, грубо говоря, бросовая облигация, то у вас должна быть очень высокая доходность. Когда российская экономика рухнула в 98-м году, у нее было 160% доходности. И было понятно, что это совершенно мусорные вещи. Потому что там дефолт был заложен…

Юрьев:

- Курс облигаций и вообще оценка рынком экономики данной страны тем выше, чем ниже доходность.

Леонтьев:

- Когда у вас 1% - это супернадежная облигация. А это банкротство.

Юрьев:

- Такого не бывает в реальной жизни.

Леонтьев:

- Потому что люди напечатали столько денег, что их некуда было девать.

Юрьев:

- Да.

Леонтьев:

- И хоть 1% вы дохода получите. У вас есть какой-то инструмент, куда вы можете сунуть деньги и получить 1% доходности.

Савельев:

- А так вы ничего не получите.

Леонтьев:

- А так их вообще некуда девать. Потому что их море.

Савельев:

- И они тают.

Леонтьев:

- Кризис сам по себе не настолько интересен. Интересно, как будут все остальные маразмы, которые существуют в политике и экономике, проявляться в условиях кризиса. Потому что мы будем говорить про маразмы, а не про кризис. Мы его расцениваем как некую константу, как фон, на котором все это будет развиваться.

Савельев:

- Давайте тогда дадим описание этому кризису.

Леонтьев:

- Его невозможно описать, потому что ничего подобного не было. Никогда не было таких диспропорций. Никогда он не происходил на фоне такой фантастической интегральной многовекторной жопы, которая происходит в политике, в первую очередь. Мировые лидеры, политический кризис существует везде. Причем, он очень разный. Может, островами отсутствующего пока политического кризиса можно назвать Россию и Китай. В Индии нет признаков особого политического кризиса, хотя там все время кризис. Потому что Индия практикует демократию, а это вещь, которую в Индии практиковать очень тяжело. В кастовой стране.

Юрьев:

- В качестве примера ставить Индию не нужно.

Леонтьев:

- Я просто ради чистоты картины упомянул Индию, потому что это крупная страна.

Юрьев:

- Этим ее достоинства и исчерпываются.

Леонтьев:

- Почему? Там срут на улицах.

Юрьев:

- Я бы не назвал это достоинством.

Леонтьев:

- Это очень сильно облегчает жизнь. Потому что если бы в России срали на улице, я уверен, что политическая стабильность у нас была бы обеспечена.

Юрьев:

- У нас круче бывает. Мой близкий друг, у него недавно жена умерла. И похоронена на Троекуровском кладбище. Недалеко могила Немцова. И ходил какой-то человек все время. Спрашивал и к ним подошел. А где Немцова могила? Вот она. Он подошел и туда просто, так сказать…

Савельев:

- Итак, мы говорили о том, что по всему миру сейчас творится политический кризис.

Леонтьев:

- Мы говорили о том, что экономический кризис никто экономически и финансово купировать не может и не будет. Поэтому его собираются политически сублимировать, то есть, переводить в политическую плоскость. И здесь оно все будет происходить само.

Савельев:

- А что такое политически сублимировать?

Леонтьев:

- Это значит, что в условиях, когда у вас политическая обстановка такая, какая есть, что серьезный экономический кризис будет немедленно. Он сейчас, когда еще нет открытого кризиса, немедленно переходит в политическую сферу. На Францию посмотрите хотя бы. Но он будет переходить глобально в военно-политическую сферу. Мы будем иметь дело с проявлениями не экономическими, не действиями центральных банков, правительств, договоренностей, финансовыми соглашениями, торговыми войнами. А мы будем иметь дело с пушками, ракетами, маневрами флотов. И подобными всякими вещами. И не дай бог, чем-нибудь похуже.

Савельев:

- Отсутствие возможности это все закачивать деньгами обрушит спрос. А он является драйвером вот этой экономической модели.

Леонтьев:

- Давайте пойдем по конкретике. Вот что у нас… Есть один триггер-кризис, который является самым мощным. Это американо-китайская торговая война. Вроде договорились. 90 дней питьевое перемирие.

Юрьев:

- Водяное.

Леонтьев:

- Канада принимает девушку по запросу США, причем, выясняется что никакого официального запроса нет.

Савельев:

- Люди не поймут. Поясню. 1 декабря по запросу США в Ванкувере была арестована финансовый директор китайской компании «Huawei» Мэн Ваньчжоу. Ее обвинили в том, что она…

Юрьев:

- Являющаяся по совместительству дочерью владельца.

Леонтьев:

- Она топ-менеджер самой крупной, второго по значению в мире после «Самсунга», кстати, и никакого не «Эппл» корпорации IT мире. По продажам. Такого флагмана китайского хайтека.

Юрьев:

- Это, скорее, электроника.

Леонтьев:

- Не суть. Но это лицо китайского хайтека.

Савельев:

- И ее обвинили в нарушении американских санкций в отношении Ирана. Ксати, ее во вторник выпустили. Но под залог.

Леонтьев:

- Но там потрясающие высказывания Трампа. Нет американского запроса, все нападают на Канаду, канадцы кричат, почему вы арестовываете неизвестно зачем человека, у нас такая же война торговая с Америкой, как и у Китая. Но при этом Трамп говорит, что он готов помочь. В освобождении. Если это поможет заключить торговую сделку с Китаем. То есть, в переводе на русский это называется захват заложников. Причем, в рамках коммерческого спора. Это шантаж и захват заложников. Это уголовщина! В принципе, он просто уголовник, причем, который сам признался в том, что он обычный уголовник. Он мотивирует эти американские действия как давление по торговой сделке. При этом обвинение не имеет значения. Согласно его публичным указаниям, данным им в собственном твиттере следует, что ему совершенно насрать на само содержание обвинений. Он просто шантажирует Китай. Это какой-то улет!

По любому законодательству любой страны это уголовщина.

Савельев:

- Имеет право, видимо, в своей стране.

Леонтьев:

- Не знаю, имеет ли он право… Он в своей стране никаких прав не имеет, потому что в своей стране его друзья готовы его утопить в вонючем болоте немедленно.

Савельев:

- Многовекторная интегральная задница, как вы сказали. А вы начали говорить про торговую войну с Китаем, дескать, можно было бы зацепиться, что они могли бы договориться.

Леонтьев:

- Надо понимать, что торговая война с Китаем имеет две плоскости. Первая – это маниакальная жажда Трампа покончить с торговым дефицитом американским. Что такое дефицит в США? Он является прямым и необходимым следствием существования доллара как мировой резервной валюты. Если ты хочешь иметь доллар как резервную валюту, чтобы все крупные страны накапливали как резерв, ты должен иметь дефицит. Они должны доллары откуда-то получить. Если они столько, сколько они, Америка, продают столько же и покупают, откуда же у них возьмутся долларовые резервы? Они же сами их не печатают. Поэтому идея покончить с дефицитом является идеей покончить с долларом, как с резервной валютой.

Я не знаю, приходит Трампу в голову эта мысль? Или не приходит. Но она совершенно очевидна. Это попытка сожрать себя, укусив за хвост. И дойдя до задницы. И дальше уже вперед.

Савельев:

- При кризис. Есть у вас второй пункт?

Леонтьев:

- Там много разных.

Так вот. Есть понимание, что Китай готов, например, идти на огромные уступки. Сейчас Китай объявил, что готов пошлины на американские автомобили снизить. Сегодня Китай заявил, что они прекращают финансирование Южного Парса. Китай любой ценой хочет избавиться от этого кризиса, то есть, от этой войны. Потому что, думаю, Китай не настолько уязвим, как кому-то кажется. Он выдержит. Но то, что для него это невыгодно, это совершенно очевидно. Китай является прямым бенефициаром действующей экономической системы, почему ее Трамп и ломает. Потому что бенефициаром теперь уже является не Америка, а Китай.

Савельев:

- Потому что производит?

Леонтьев:

- Потому что они заинтересованы в свободной торговле. И в либеральном рынке, потому что они превосходят США как конкурент с точки зрения производства и экспорта товаров. И чем дальше эта ситуация сохраняется, тем больше Китай будет в выигрыше. А Америка в проигрыше. Не факт, что она будет в выигрыше, если она сломает эту систему. Но, с другой стороны, противно.

США пребывают в некоей истерике, потому что Трамп… С одной стороны, это свидетельство адекватности, потому что понимание Америкой, что почва уходит из-под ног. С другой стороны, это свидетельство истерики. Адекватность понимания привела к отсутствию душевного равновесия.

Савельев:

- Американцы осознанно не могут ситуацию исправлять, потому что у них раздрай многовекторный и многоинтеральный.

Леонтьев:

- Трамп пытается реально существующие неразрешимые проблемы решить простым способом.

Савельев:

- Шантажом?

Леонтьев:

- Ну, он рубит гордиевы узлы. Или лимфатические.

Юрьев:

- Собственно, о чем тут говорить? Исход торговой войны Америки с Китаем – это вопрос важный, но второстепенный. Кризис будет в любом случае. Будет торговая война или не будет. И когда говорят, что он может ускорить, я даже в этом не уверен. В существовании близкого наступления кризиса настолько все уверены, что сама эта уверенность уже гарантирует то, что он наступит. И когда было последнее заседание МВФ, это лучше всего характеризуется названием одной повести Маркеса, которое звучит так: «Хроника одного преступления, о котором все знали заранее».

Савельев:

- Кстати, сегодня День конституции.

Леонтьев:

- Но вставать не хочется…

Юрьев:

- Это все-таки не похороны.

Леонтьев:

- Сейчас мы их организуем. Вставать не хочется не по причине специального недовольства именно нашей Конституцией, а по причине глубокого скепсиса по отношению к тем, собственно, базовым ценностям, на которых эта Конституция построена. Эти базовые ценности, появившиеся у нас в результате развала нашего бывшего тоталитарного, а потом непонятно какого режима, это всеобщая либеральная демократия.

Вот история с этой самой теткой, которая начальник по подъезду, которая борется с онкологическими больными детьми, которые вынуждены снимать квартиры в доме напротив этого самого…

Юрьев:

- Я не в курсе.

Леонтьев:

- Там есть тетка, которая… Там центр. И чтобы дети, которые прошли какой-то курс, чтобы они не занимали места, а дальше они ждут следующего курса, они с родителями снимают квартиры. Может, это даже субсидируется, я деталей не знаю. Но жители подъезда во главе с некой теткой заявили, что рак передается воздушно-капельным путем. Они это точно знают. Тетку эту много раз интервьюировали и снимали, она отборная дебилка. Но она общественный деятель. И вот они добились того, что несколько семей, этих детей из этого дома уехали. Пока добровольно. Их камнями не били.

И вот она общественница. И что с ней делать? Она же просто гармоничное существо. Это животное абсолютно недоразвитое в гармоничном, интеллектуальном и в нравственном смысле. Она в этом смысле цельна и гармонична. Понятно, и ни в чем не виновата. Напомню, советское: дурак – понятие не политическое, жить может.

Что с ней делать? Она не подлежит никакой ответственности. Я к чему это говорю? Я про демократию. Вот у этой гниды или дуры, у нее совершенно одинаковые права, а так же репрезентативного большинства подъезда, которым она руководит. У них такие же права, как у всех. Она является формально субъектом демократического волеизъявления. А какого хера, прошу прощения?