Премия Рунета-2020
Северный Кавказ
Происшествия31 мая 2011 19:00

В Ставрополе после операции по удалению аденоидов умер ребенок

Трехлетний Дима Горбатенко не проснулся после наркоза

«ПУСТЬ РЕБЕНОК ПОСПИТ»

Операция по удалению аденоидов Диме Горбатенко началась 20 мая в 11.40 в детском лоротделении городской клинической больницы №3. После ее завершения анестезиолог Александр Зозуля вместе с отцом мальчика занесли его в палату.

- Анестезиолог объяснил, что операция прошла хорошо и что нужно вытирать кровь, выделяющуюся из носа и рта. Сказал, что чем дольше он поспит, тем легче перенесет наркоз, и ушел, - рассказывает мама Димы Оксана Горбатенко. - Я выполняла его рекомендации. Ребенок спокойно дышал, иногда вздыхал.

Через три часа в палату вновь зашел анестезиолог.

- Сказал, что все в порядке. На мой вопрос, когда же сын проснется, раздраженно ответил: “Я могу его разбудить, он начнет кричать, будет мучиться. Вы этого хотите? Пусть спит”. Через час в палату зашла заведующая. Сказала, что кровотечение прекратится к вечеру, а пока надо продолжать тщательно вытирать кровь, чтобы ребенку было легче дышать. Назначила обезболивающее. То, что ребенок не пришел в себя, ее не смутило и не встревожило, поэтому и мы особо не беспокоились.

В 18.00 в больнице начался ужин. Увидев детей, которым, как и ее сыну, делали операцию, спокойно гуляющими по коридору, мать Димы стала беспокоиться. Побежала искать анестезиолога и заведующую.

- Медицинская сестра и санитарка на посту сказали, что они уже давно ушли, - продолжает вспоминать Оксана. - Я вернулась в палату и обнаружила, что пальцы Димы сжаты в кулачек так, что их невозможно разжать. Он часто дышал и вытягивался всем телом. Я рассказала об этом дежурному врачу Сергею Еродневу, но он сказал, чтобы я не беспокоилась, что это совершенно нормальная ситуация, и ушел на первый этаж.

Оксана не знала, кто может помочь ее сыну. Она подбежала к медсестре и стала умолять ее сделать что-нибудь.

- Сестра попросила меня вернуться в палату. Сказала, что придет делать обезболивающий и кровоостанавливающий укол. Через несколько минут она сделала Диме этот укол. Потом стала по мобильному звонить дежурному врачу, - говорит Оксана. - Пришел врач, измерил Диме давление и стал теребить его за ухо, чтобы разбудить.Спустя примерно 5 минут после укола медсестры у Димы стал меняться цвет кожи. Он стал синюшно-багровым. Дима не дышал. Врач начал делать ему искусственное дыхание и массаж сердца. Затем Диму унесли в операционную, поскольку реанимации в детском отделении нет. Меня и других родственников туда не пустили. Минут через 30 появились врачи с чемоданчиками. Все необходимое (какой-то катетер, что-то еще) пришлось приносить из других отделений.

Реанимация Димы, по рассказам дежурного врача, длилась 1 час 40 минут. Спасти мальчика не удалось. Когда реаниматологи уехали и родственников пустили в операционную, появился анестезиолог, проводивший Диме наркоз.

- Он сказал, что у ребенка, наверное, какая-то редкая болезнь, которая связана с непереносимостью наркоза, поэтому не сегодня, так в другой раз при наркозе он обязательно бы скончался, - приводит слова врача Оксана Горбатенко. - А где он был со своими знаниями до операции?

Самое главное, что домыслы анестезиолога ничем не подтверждаются. Диме уже делали операцию под наркозом в полтора года, и он нормально ее перенс.

ХАЛАТНОСТЬ В БЕЛЫХ ХАЛАТАХ

Когда смерть ребенка констатировали, в больницу приехал участковый и следователь, выписавший направление на судебно-медицинскую экспертизу. Очевидцы утверждают, что сначала Диму повезли не в бюро судмедэкспертизы, а в 4-ю больницу — якобы по указанию врача. Так что отцу мальчика даже пришлось останавливать «скорую» и везти тело мальчка в СМЭ на своей машине. Результаты вскрытия пока неизвестны. По предварительным данным, у мальчика произошел отек легкого и мозга.

- Я считаю, что медицинский персонал лоротделения халатно отнесся к выполнению своих обязанностей, то есть совершил уголовное преступление. Сотрудники должны быть отстранены от исполнения должностных обязанностей и ответить за гибель моего сына, - считает Оксана Горбатенко.

По факту гибели ребенка возбуждено уголовное дело. Конкретные виновники будут установлены в ходе расследования.

- Проверка установила,что смерть больного наступила вследствие ненадлежащего исполнения медработниками детского оториноларингологического отделения МУЗ «Городская клиническая больница №3» своих профессиональных обязанностей, - сообщила «КП» и.о. прокурора Промышленного района Ставрополя Жанетта Карпель.

ЗВОНОК ПО ПОВОДУ

Главному врачу городской клинической больницы №3 Константину Муравьеву:

- Да, у нас есть случай смерти ребенка в лоротделении. Это большая трагедия. Расследованием ее причин сейчас занимается комиссия Минздрава и следственные органы. Пока заключения судебно-медицинской экспертизы о причинах смерти ребенка нет, я не берусь оценивать действия врачей. Давайте дождемся результатов экспертизы. Что касается отсутствия реанимационных приборов, то это неправда. Все приборы для реанимации у нас есть.