Северный Кавказ
Победа

Семья получила письма с фронта спустя... почти 70 лет!

Случившееся в военкомате назвали «маленьким чудом»
Больше полувека пожелтевшие листки не могли найти своего адресата.

Больше полувека пожелтевшие листки не могли найти своего адресата.

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

КАК ПОЧТА ПОПАЛА В АРХИВ?

Когда в квартире ставропольчанки Галины Дранниковой раздался звонок из военкомата, она сильно удивилась, ведь военнообязанных в ее семье давно нет. - У меня спросили: «А кем вам приходится Георгий Иванович Дранников?», - вспоминает женщина. - Я сначала растерялась. Георгием звали моего отца, но отчество у него было Александрович. Потом сообразила, что речь идет о моем свекре. Мне сообщили, что при разборке архивов был обнаружен десяток писем с фронта, адресованных его матери, жене и детям. Сотрудники военкомата подумали, что мы обязательно захотим забрать их на память.

Георгий Иванович Дранников родился в Пятигорске в 1905 году. Срочную службу проходил в новочеркасской кавалерии. После армии вернулся в Пятигорск, закончил фармацевтический институт. По распределению вновь попал в Новочеркасск, где стал начальником аптечной базы. В 1939 году Георгий Иванович ушел на фронт. На тот момент у него уже было двое детей - двухлетний сын Гена и новорожденная дочка Нина.

Читать без слез солдатские письма невозможно.

Читать без слез солдатские письма невозможно.

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

- Мы жили в соседнем от Дранниковых доме, с Геной и Ниной в одной песочнице выросли, - рассказала Галина Георгиевна. - С Ниной мы сидели в школе за одной партой, а за Гену я впоследствии вышла замуж.

Георгий Дранников очень любил свою семью. Постоянно писал письма, просил, чтобы ждали и не забывали его, обещал вернуться с войны. Но почта доходила не всегда.

- Бывало, то его семья не получает от него ничего, то он от них, - говорит невестка фронтовика. - А потом сразу много писем приносили. Тяжело, конечно, было жить в таком неведении.

Но свои обещания Георгий Иванович сдержал. Несмотря на тяжелую контузию, прошел всю войну и победоносно вернулся к жене и детям в Новочеркасск. Через некоторое время военные травмы дали о себе знать. У Дранникова развилась болезнь Меньера, начались проблемы с вестибулярным аппаратом. Службу пришлось оставить. Зато теперь все свободное время он мог посвящать детям, а потом и внукам.

- Георгий Иванович был строгим, но при этом очень ласковым и добрым, с большим трепетом относился к семье, - вспоминает его невестка. - Помню такой момент. Мы еще не были женаты с его сыном Геной, просто дружили. Однажды гуляли по аллее и встретили Георгия Ивановича. Он подошел, поздоровался, сказал: «Галочка, Вы меня, пожалуйста, извините, мне нужно поговорить с сыном», - и отвел его в сторону. И тут я краем уха услышала, как он его отчитывает за незастегнутый воротничок на военной форме.

У Светланы Кукуруз, внучки Георгия Ивановича, тоже остались только самые теплые воспоминания о деде.

- Когда раздался звонок из военкомата, и нам сообщили, что нашлись письма моего любимого дедушки, мы и обрадовались, и расстроились, и поплакали всей семьей, - говорит Светлана. - Сразу вспомнилось детство, как мы гуляли с дедушкой, как он рассказывал про свою службу в кавалерии. Так что это он с малых лет мне привил любовь к лошадям. У меня по всей квартире стоят фигурки и фотографии лошадей. То, что я потом стала заниматься конным спортом, считаю заслугой деда.

Именно Светлана и пошла забирать фронтовые письма. Даже когда она получила пожелтевшие листы на руки, никак не могла поверить, что они не просто сохранились, а спустя столько лет дошли до адресата.

- Уж я не знаю, где они залежались, - удивляется Светлана. - Дед же находился в прифронтовой зоне и двигался вместе с фронтом. И писал он в Новочеркасск. В Ставрополь он переехал только в начале 1960-х годов. Видимо, письма сначала попали в Новочеркасск, а потом с его личным делом были направлены в Ставрополь. Мы так благодарны сотрудникам военкомата, которые провели кропотливую работу по разбору архивов и отыскали нас!

Действительно, как же сохранились эти письма? Мы обратились за комментариями в военкомат, но и там развели руками.

Произошедшее иначе как маленьким чудом я назвать не могу, - ответил военный комиссар Ставрополя Сергей Гайдуков. - У нас хранятся личные дела военнослужащих. В них только официальные документы - биографические сведения, наградные листы. Личная корреспонденция к ним, естественно, не подшивается. Но иногда она действительно совершенно случайно попадает в дела. Сотрудницы архива по собственной инициативе разыскивают родственников фронтовиков, чтобы передать им найденные письма, открытки, фотографии. Так что Дранниковым просто повезло. Но работницы архива не могли поступить иначе. У них слезы наворачивались на глаза, когда они читали обнаруженные письма.

Георгий Дранников (справа) с женой Валентиной, сыном Геннадием и дочерью Ниной.

Георгий Дранников (справа) с женой Валентиной, сыном Геннадием и дочерью Ниной.

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

«БУДЕМ ХОРОШО И ВЕСЕЛО ЖИТЬ!»

И плакать там действительно есть с чего. Вот некоторые отрывки из того, что писал фронтовик домой в 1943 - 1944 годах:

«Здравствуй, любимый сыночек Геночка! Доброй и покойной ночи тебе сейчас. Шлю тебе горячий привет и желаю расти и крепнуть, и дождаться меня домой. Я еще продолжаю воевать с немцами, и сказать тебе, когда я приеду домой, сейчас не могу. Сегодня ночью видел вас обоих с Ниной и очень плакал по вас - так мне было вас жалко! Гена! Пришли мне что-нибудь из своих рисунков, как присылал в прошлом году. Я тебе тоже что-нибудь нарисую. Сегодня принесу себе полевых цветов и нарисую вам картинок. Только все цветные карандаши я потерял, а достать их еще тут негде. Твой папа. 17 июня 1943 года, 23:20».

«Спи спокойно моя любимица-замарашка! Сейчас ты, наверное, уже спишь давно, а может, проснулась и думаешь - когда же будет хорошо жить и когда наконец приедет домой папа? От души желаю скорейшей встречи с вами, мои любимые малышатки. Но еще не время домой ехать - немцы нам еще угрожают, их надо уничтожить! 17 июня 1943 года. 23:40»

«Как хочется мне иметь у себя вашу фотокарточку с Геной. Вы теперь уже выросли большие, я вас не узнаю. А я все такой же. Только нет у меня теперь ни шпал, ни кубиков, зато есть зеленые погоны со звездочками, сумка, противогаз и наган. Если ты меня помнишь и не забыла, то сразу узнаешь. Вот приеду домой - привезу гостинчиков и куплю много игрушек. Будем хорошо и весело вместе все жить. 1944 год»...

Каждая строчка полна любви к своим родным и надежды в то, что светлое будущее не за горами. Сейчас мы впадаем в депрессию при малейшей неудаче или промахе. А наши деды и прадеды верили в победу даже тогда, когда глохли от взрывов снарядов и слепли от пыли, поднятой вражескими танками.

Письмо, которое отец отправил детям в 1943 году.

Письмо, которое отец отправил детям в 1943 году.

Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН