2018-06-08T17:36:38+03:00

Ставропольчанка рассказала, как изменилась ее жизнь после обращения к Путину

"Комсомолка" выяснила у Евгении Лаврик, что вынудило её обратиться к президенту [аудио]
Поделиться:
Комментарии: comments5
Стоп-кадр "Прямой линии"Стоп-кадр "Прямой линии"
Изменить размер текста:

Ставропольчанка Евгения Лаврик обратилась на "Прямую линию" к Владимиру Путину с просьбой помочь получить жилищный сертификат. Дом Евгении попал в зону затопления в мае 2017 года и был признан непригодным для жилья. Но позже в выдаче ГЖС ей отказали, сославшись на то, что на дом по этому адресу сертификат уже выдавали после паводка 2002 года.

Но с таким решением девушка оказалась не согласна. "Комсомолка" связалась с Евгенией Лаврик, которая рассказала о своём видении ситуации и причинах обращения к Путину.

- Что-то изменилось со вчерашнего дня, после общения с президентом?

- К нам буквально сразу после «Прямой линии» приехал глава администрации Сергей Перцев. Он пообещал, что уже буквально в этот день документы отправятся в Москву, говорит, что эта проблема должна решиться. Дело в том, что как только у нас сошла вода, приходила комиссия, выдали нам акт — 26 подписей представителей межведомственной комиссии - о том, что наш дом является опасным, аварийным и непригодным для жилья. Два месяца мы простояли в очереди, и никто из нас не думал, что нам откажут. В отказе сослались на то, что с 2002 года дом находится не в жилом фонде. В декабре районная газета опубликовала постановление, что наши жилые дома [по аналогичным причинам в выдаче ГЖС отказали 17 подтопленцам, - прим. авт.] выведены из жилого фонда. То есть те, кому выданы были сертификаты на тот день, и мы, кто ничего не получил, оказались в этом списке. Потом мы писали жалобы в разные инстанции, привлекали журналистов, и тогда нас снова включили в списки. Но 21 декабря снова из них исключили. И тут какая-то есть неувязка: если наш дом выведен из жилого фонда ещё в 2002 году, тогда почему нас снова из него выводят? Если это сейчас происходит, значит это всё же жилой фонд? У меня в собственности этот дом с 2014 года, дочка родилась в 2016-м году, я её здесь прописала, чего мне бы никто не позволил сделать, не будь это жилой дом. Документы у всех нас — 17 семей — в полном порядке. Я не могла предположить, что такая ситуация с нами сложится.

Ставропольчанка, обратившаяся к Путину: Нам обещали, что проблема должна решиться

00:00
00:00

- Вот этот сертификат, который выдавали в 2002 году, вы им как-то распорядились? На эти деньги дом ремонтировали или отстраивали заново?

- Этот сертификат 2002 года лично к моей семье никак не относится. Его получал мой отчим в 2002 году, это был его участок. Но он разошёлся со своей семьёй, и при разводе отписал полностью всё им. Он там даже не был прописан. Позже он познакомился с моей мамой, и поскольку жить ему было нигде, они отстроили второй дом. Речь идёт о совершенно другом доме.

- То есть на том же земельном участке был построен другой жилой дом, верно?

- Да. Просто я не понимаю, каким образом нам выдали разрешение на строительство? Дом построили, это всё длилось не один год. И только в 2011 году этот дом признали жилым. Есть вся документация.

- Подтопления — это какая-то постоянная ситуация: каждую весну понемногу подтапливает, например, участок? Или в 2017 году был единичный случай?

- Речка выходила из берегов и раньше. Причина в том, что у нас деревья растут посреди реки. Но до нас вода до прошлого года не доходила. Мне дом родители подарили, но я и подумать не могла, что ничему не научит тот опыт. О нём я узнавать начала только, когда нам отказали.

- Но может подтопления были какие-то? До самого дома вода не доходила, но до земельного участка или до двора?

- Нет. Дачные участки чуть-чуть подтапливало, но до нашей улицы не доходило. Я думала, что после этого наводнения как-то будут это русло чистить. Год назад, когда мы стояли по колено в воде, нам сказали, что этого больше не повторится. Но этой весной уже река выходила из берегов, когда упали два крупных тополя. Мы писали, поднимали на собраниях вопрос о том, что у нас упал тополь и из-за него образовался затор. Просили убрать дерево, спрашивали, куда обратиться, чтобы его убрали. Нам даже в администрации не ответили, какая служба с этим работает, и куда нужно звонить. Почему за целый год никто ничего не прочистил? Вода стала подниматься, люди начали нервничать, собирать подписи, обратились в ОНФ, где нам ответили: вы же тонете, значит, сами должны быть заинтересованы в расчитске русла.

- Никогда не возникало мысли, что на случай таких бедствий нужно застраховать жильё?

- Нет. Верилось мне, что реку прочистят и всё будет хорошо. Ведь всё это время мы жили и не тонули. А сейчас я понимаю, что эта необходимость возникала бы. Я буду надеяться, что мы здесь больше жить не будем. Очень хочется верить, что когда-нибудь моя семья приобретёт дом нормальный. Надеюсь обращение к президенту поможет. Вера какая-то появилась. Конечно, за год я её уже утратила.

- То есть если вам дадут сертификат, то покупать жильё рядом вы не будете?

- Я никогда здесь не останусь. Зная, что здесь бывает, какое течение — ни за что!

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Губернатор Ставрополья Владимир Владимриов утром 8 июня написал на своей странице в "Инстаграм": Уверен, что теперь, после слов президента, все трудности будут преодолены. Пакет необходимых жокументов мы уже отправили в Москву.

Еще больше материалов по теме: «Общество Северного Кавказа»

 
Читайте также