Северный Кавказ
Общество

«Помню полуржавые ножницы»: история покалеченной «обрезанием» девушки из Дагестана

«КП-Северный Кавказ» поговорила с молодой женщиной, которая подверглась этой «операции»
«КП-Северный Кавказ» нашла несколько кавказских женщин, которые не понаслышке знают об этой «операции». Но рассказать об этом откровенно, не боясь осуждения, согласилась лишь одна

«КП-Северный Кавказ» нашла несколько кавказских женщин, которые не понаслышке знают об этой «операции». Но рассказать об этом откровенно, не боясь осуждения, согласилась лишь одна

Недавно в России завели первое уголовное дело о женском обрезании. Героиней резонансной истории стала 9-летняя девочка из Ингушетии. Ее отец не хотел, чтобы дочь возбуждалась.

«КП-Северный Кавказ» нашла несколько кавказских женщин, которые не понаслышке знают об обряде. Но рассказать об этом откровенно, не боясь осуждения, согласилась лишь одна.

Героиня невыдуманной истории – 32 –летняя жительница дагестанской Махачкалы. Сейчас она работает диджеем на радио и ведет небольшой бизнес.

-– Мне сделали обрезание лет в восемь. Для чего я об этом рассказываю? Во – первых, женское обрезание практикуют по сей день в Дагестане. Не все, конечно, а определенные народности и в отдаленных селах, – начинает свой рассказ Нина.

До шести лет девочка жила в Тверской области, где ее воспитывала любимая бабушка со стороны мамы. Потом родственники отца решили внести лепту в ее воспитание и забрали на лето в аварское село. Об обряде обрезания восьмилетняя Нина ничего не знала:

У мамы восьмилетней девочки никто не спрашивал разрешения перед проведением обряда

У мамы восьмилетней девочки никто не спрашивал разрешения перед проведением обряда

Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

– Подробности того дня я помню смутно. Самые неприятные воспоминания мозг стер. Помню, женщины из папиной родни сказали, надо куда-то идти и что-то обязательно сделать. Меня отвели к слабовидящей старухе. Помню полуржавые ножницы. Их никто не обрабатывал. Может быть, когда-то спиртом протирали, не знаю. Меня никто не уговаривал. Сказали, что это надо и я безропотно пошла. Кто-то держал мои ноги, посадили на корточки. Вот так процедура и прошла. Помню свое смущение, смятение, стыд, не понимала, что происходит.

Героиня невыдуманной истории – 32 –летняя жительница дагестанской Махачкалы. Сейчас она работает диджеем на радио и ведет небольшой бизнес

Героиня невыдуманной истории – 32 –летняя жительница дагестанской Махачкалы. Сейчас она работает диджеем на радио и ведет небольшой бизнес

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

У мамы восьмилетней девочки никто не спрашивал разрешения перед проведением обряда.

– А мамы не было рядом в тот момент со мной. Ее никто не спрашивал. Потом, когда мама узнала, ругала, конечно, их. Я не думаю, что мама пошла б на такое зверство.

Сейчас Нина не общается с родственниками отца. Но знакома с детства с двоюродными и троюродными сестрами, которым тоже делали обрезание.

До шести лет девочка жила в Тверской области, где ее воспитывала любимая бабушка со стороны мамы. Потом родственники отца решили внести лепту в ее воспитание и забрали на лето в аварское село

До шести лет девочка жила в Тверской области, где ее воспитывала любимая бабушка со стороны мамы. Потом родственники отца решили внести лепту в ее воспитание и забрали на лето в аварское село

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

– Многие из них фригидные. И я уверена, что они не хотят, чтобы кто- то об этом знал. Может быть, это повлияло на их характер в будущем. Женщины эти озлобленные на окружающий мир. По поводу моего обрезания – я не считаю, что мне сильно навредили. К счастью, чувствительность я не потеряла. Наверное, мне повезло, и близорукая старуха, которая делала мне обрезание не оттяпала случайно мне …. Но она обрезала достаточно для того, чтоб я питала ненависть и отвращение к этому и действу, и людям, которые считают это «сунной, – делится Нина.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

В России завели первое уголовное дело о женском обрезании

Героиней истории стала 9-летняя девочка из Ингушетии, отец которой не хотел, чтобы дочь возбуждалась (подробнее)