Премия Рунета-2020
Северный Кавказ
+16°
Boom metrics
Общество25 мая 2022 6:00

Вернуться из ада: как проходит адаптация детей, возвращенных из Сирии

За последние несколько лет из зон вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке домой вернулось более 350 российских детей
https://t.me/detskiy_ombudsmen

https://t.me/detskiy_ombudsmen

Подмосковье, 15 апреля 2022 года. На аэродроме Чкаловский приземляется ведомственный самолет, совершивший очередной рейс с гуманитарной миссией. С трапа спецборта спускается группа людей, 10 из них – дети. Двум самым маленьким пассажирам всего по пять лет, самой старшей девочке - 17. Они вернулись на родину из зоны активных боевых действий на Ближнем Востоке. Бомбежка, ужасы приютов при тюрьмах и лагерях для беженцев – дети пережили ад. Здесь их ждут родные из самых разных уголков страны, в том числе из регионов Северного Кавказа.

- У нас вернулись 10 детей из разных субъектов Российской Федерации: Ханты-Мансийского автономного округа, Республики Дагестан и других регионов страны, - комментирует итоги очередной гуманитарной миссии Елена Новосельцева, советник отдела по обеспечению деятельности Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка.

Все 10 возвращенных в Россию несовершеннолетних находились в лагере беженцев Рож в Сирии. В полете их сопровождали врачи, психологи и представители детского омбудсмена. После обследования и реабилитации в одной из столичных клиник детей передали родственникам, многие из которых годами ждали их возвращения.

- В этот раз нам удалось вернуть домой двух мальчиков. Они едут к родному отцу. Он не видел их на протяжении шести лет, - рассказывает Елена Новосельцева. - Еще одного ребенка мы не могли вывезти в течение двух лет. Он находился в приюте при лагере. И вот, наконец, мы возвращаем его бабушке, дедушке, тете. Здесь, на родной земле, у него большая семья, которая ждет его очень давно.

Право на детство

Системная работа по возвращению детей из стран Ближнего Востока началась после того, как к российским властям обратилась женщина из Чечни. Она просила помочь вернуть ее племянника на родину.

По одному из каналов на телевидении показывали сюжет из приюта, куда власти Ирака помещали детей, обнаруженных на территориях, ранее контролируемых боевиками. В одном из ребят, попавших в кадр, женщина узнала своего маленького племянника Билала и забила тревогу. Власти РФ не остались в стороне. Летом 2017 года стартовала гуманитарная миссия. Чеченская делегация направилась в багдадский приют «Аль-Салихия». Среди тех, кто по вине взрослых лишился права на детство, оказались шесть российских детей. Подтвердить документально происхождение малышей оказалось не просто, но в итоге и эта задача была решена. После прохождения всех бюрократических процедур все шесть ребят, переживших ужасы войны, были доставлены спецбортом в Россию и переданы родственникам.

Горячие споры о том, нужно ли возвращать домой детей террористов, остановил Владимир Путин. В 2018 году президент России заявил: «Дети не принимали решения там быть, и мы не имеем права их там бросать».

С того времени работа по розыску российских детей и их родственников, идентификации и репатриации не прекращается ни на минуту. Всего из зон вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке удалось вывезти более 350 юных россиян.

- Наша страна своих детей в беде не бросает, и мы спасаем их, невзирая ни на какие границы, гражданство и трудности, - в полном соответствии с международными соглашениями и Женевской конвенцией о правах детей. Это касается и Сирии, и Донбасса. Дети должны жить под мирным небом, окруженные родительской любовью и заботой. Для этого мы готовы сделать все возможное, - заявила детский омбудсмен Мария Львова-Белова.

Большая трагедия маленького человека

По предварительным оценкам, в зоне вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке находится более двух тысяч российских женщин с детьми. За каждой историей такой семьи стоит решение взрослых, обернувшееся большой трагедией для каждого маленького человека. Некоторые дети попали в Сирию с матерями, которые последовали за мужьями, ставшими боевиками. Некоторые были рождены под звуки разрывающихся снарядов и ничего, кроме войны, в своей жизни не видели.

Ужасы «священной» войны пережили и семьи с детьми со Ставрополья. Ставропольчанка, в одиночку воспитывающая маленькую дочь, встретила в соцсетях знакомого, с которым дружила с детства. Между ними завязался виртуальный роман. Оказалось, что мужчина отбывает срок за подделку денег. Получил два года, из которых на тот момент уже год отсидел. Он рассказал, что в тюрьме принял ислам и женится только на мусульманке.

В 2013 году женщина с русским именем и корнями стала Хадижей. Пара заключила мусульманский брак – никях. Вскоре Хадижа родила сына, потом забеременела третьим ребенком. На тот момент в Сирии начались активные боевые действия. Муж увлекался просмотром роликов с призывами всех мусульман присоединиться к борьбе с неверными и вскоре заявил, что едет в Сирию. Готов был дать развод, но беременная Хадижа побоялась остаться одна с детьми на руках. Женщина продала часть имущества и стала собирать вещи. Вылетели в Турцию, добрались до границы с Сирией, и началась жизнь, которая, согласно пропаганде ИГИЛ*, должна была быть праведной и счастливой.

Муж Хадижи прошел обучение в военном лагере, после чего семью поселили в добротном доме и назначили выплаты. Женщина родила третьего ребенка, ее супруг месяцами воевал, возвращался домой лишь на несколько дней.

Вскоре началась антитеррористическая операция, проводимая силами коалиции. Некоторые боевики нашли для своих семей более безопасное место - территорию, подконтрольную другой террористической группировке. Туда и перевезли своих жен и детей. Среди них оказалась и Хадижа с ребятами. Затишье было недолгим, и женщина решила вернуться на родину, но сделать это оказалось очень сложно. За переход границы нужно было платить проводнику. Средний ценник за его помощь - две тысячи долларов. Такой суммы у ставропольчанки не было, деньги смогла собрать и прислать ее мама.

В течение полугода Хадижа шесть раз пыталась пересечь границу, платила проводникам, но каждый раз ее ловили пограничники, определяли с детьми в спецприемник, а по утру возвращали назад. В ноябре 2018 года, с седьмой попытки, ей все же посчастливилось покинуть Сирию. Но путь домой оказался не быстрым. Добравшись до Стамбула, женщина обратилась в российское консульство. У нее не было ни денег, ни документов. Справки, по которым ставропольчанку с детьми можно было бы отправить в Россию, были готовы спустя пять месяцев. В апреле 2019 года Хадижа с детьми на самолете добралась в Минеральные Воды. В аэропорту ее ждали родные и сотрудники правоохранительных органов.

Ни шариата, ни халифата, ни справедливости

В родном городе у Хадижи осталась квартира, поэтому вопрос с жильем решать не пришлось. В администрации помогли восстановить документы, оформить детей в школу и детский сад. Адаптироваться и начать жизнь с нуля сегодня ей помогают сотрудники местной антитеррористической комиссии.

Позже, в одной из бесед с журналистами Хадижа скажет, что ни за что не согласилась бы поехать в Сирию, если бы знала правду о том, что там происходит. Мол, пропаганда ИГИЛ* рисовала им сказочную жизнь. На деле же все оказалось обманом, что нет там ни шариата, ни халифата, ни справедливости - кругом только кровь и смерть. По некоторым данным, ее супруга уже нет в живых.

Хадиже, можно сказать, повезло. Ее дети не остались круглыми сиротами, не испытали лишений лагерей при тюрьмах. У ставропольской семьи теперь есть все шансы на долгую и по-настоящему счастливую жизнь.

Подробности еще одной истории рассказываются в одной из серий фильма «Терроризм за кадром», подготовленного в рамках исполнения государственной программы «Межнациональные отношения, профилактика терроризма и поддержка казачества».

Студентка медицинского колледжа, любимица семьи, умница, красавица и отличница внезапно влюбилась в настоящего, как казалось, джигита. Родители поначалу были не против общения молодых, парень красиво ухаживал. В какой-то момент он подарил девушке хиджаб. Родители возмутились, но дочка настояла, мол, он не женится, если голову не покрою. Вскоре молодой человек отпустил бороду и сменил мечеть. Сказал, что там ислам правильно преподносят. Потом заявил, что едет в Дагестан на заработки. На деле же оказался в Турции. Через пару месяцев позвал к себе молодую жену, сообщив, что нашел хорошую работу, но умолчал о дальнейших планах примкнуть к боевикам Ближнего Востока.

В Турции девушку ждал сюрприз. Встретил ее не супруг, а незнакомые люди, представившиеся друзьями мужа. Уже сидя в машине в чужой стране, она заподозрила неладное. Стала писать супругу. Тогда-то он ей сказал о том, где он и чем занимается. Мол, не признался сразу потому, что боялся, что любимая жена не решится на переезд.

Пути назад не было. Семейная жизнь продолжилась в Сирии и была недолгой. Муж погиб, а ставропольчанку поселили во вдовий дом с ужасными условиями проживания. Впоследствии ей пришлось выйти замуж второй раз за боевика. Там так принято. Ставропольчанка забеременела, рожать ей пришлось в окопе. Тем временем террористы терпели поражение, и женщина стала искать спасение. Чтобы оплатить проводника через границу, ее родителям пришлось взять кредит. Покинув зону активных боевых действий, молодая мама застряла в Турции. Проблемы с документами одним днем не решаются.

Мать ставропольчанки признается, что, если бы догадывалась, чем обернется переезд дочки к молодому мужу за границу – не раздумывая порвала бы ее паспорт, чтобы уберечь от тех ужасов, которые ей в итоге пришлось пережить.

Вернуться на родину, к сожалению, удается не всем женщинам, оказавшимся на Ближнем Востоке. Некоторые годами вынуждены скитаться на чужбине, все их попытки вернуться оказываются тщетными, другие погибли под обстрелом, оставив детей сиротами. И тогда остро встает вопрос идентификации. Если ребенок родился в другой стране, потерял родителей и попал в приют, установить родство может только экспертиза. В России для ускорения идентификации создан банк данных с образцами ДНК потенциальных родственников детишек, которые, предположительно, могут находиться на Ближнем Востоке.

На пути к новой жизни

По данным антитеррористической комиссии Ставропольского края, в зону боевых действий на Ближнем Востоке уехали 30 женщин со Ставрополья. Назад вернулись всего семь из них. Некоторые не могут вернуться домой из-за проблем с документами, другие опасаются уголовного преследования из-за того, что встали на сторону террористов, пусть и невольно. Поэтому некоторые ставропольские дети возвращаются на родину без мам. Здесь их опекунами становятся близкие родственники - бабушки, дедушки, тети и дяди. За последние несколько лет на Ставрополье были возвращены 17 детей, которые побывали в зоне боевых действий. Все они находятся под чутким контролем специалистов и представителей краевой АТК.

https://t.me/detskiy_ombudsmen

https://t.me/detskiy_ombudsmen

Вернувшимся из зон вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке помогают начать новую жизнь. Здесь им оказывается медицинское, психологическое и социальное сопровождение. Социальные работники разъясняют взрослым, какие пособия им положены по праву, помогают с подготовкой документации и оформлением выплат.

По словам специалистов, легче всего проходят адаптацию маленькие дети. Здесь достаточно необходимой медицинской помощи, заботы и внимания в близком окружении. Малыши легко социализируются в кругу сверстников в детских садах.

Сложнее приходится с подростками. У них уже вполне сформирована психика, и за свою пусть и недолгую жизнь они видели то, что не каждый взрослый в состоянии пережить.

С такими ребятами работают психологи, социальные педагоги, специалисты комиссий по делам несовершеннолетних, у которых есть опыт работы с трудными подростками и детьми, попавшими в трудную жизненную ситуацию. Подключаются к работе по адаптации и профессионалы из социально-реабилитационных центров, специализирующиеся на помощи несовершеннолетним, подвергшимся насилию.

Срок адаптации у всех разных, все зависит от индивидуальных особенностей ребенка. Так, например, одна из вернувшихся в край девочек по возрасту должна была обучаться в третьем классе. До этого ребенок в школу не ходил. Более того, у нее были проблемы с языком. В течение лета с ней работали ставропольские учителя. Педагоги занимались с ней на дому, и к 1 сентября девочка была полностью готова к школе. Подготовка прошла отлично, и школьница продолжила обучение в кругу сверстников, в третьем классе. Трудностей с дальнейшим изучением школьной программы у нее не возникло.

Еще одного мальчика пришлось учить русскому языку практически с нуля. Над ребенком оформила опекунство бабушка, проживающая на Севере страны. Вместе с пятилетним внуком она перебралась в район Кавказских Минеральных Вод. Мальчик совсем не говорил и ничего не понимал по-русски. Как рассказали в АТК Ставрополья, с малышом стали заниматься специалисты, чтобы он смог вместе со сверстниками пойти в первый класс.

У представителей антитеррористической комиссии Ставропольского края все под контролем: каждая возвращенная к мирной жизни семья и каждый нуждающийся в помощи ребенок находят поддержку и помощь со стороны квалифицированных специалистов.

ВАЖНО

Шанс вернуться к нормальной жизни есть и у раскаявшихся боевиков. На Ставрополье работает комиссия по адаптации, занимающаяся возвращением к мирной жизни бывших террористов и экстремистов. Желающий порвать с терроризмом и вернуться на родину должен заявить о своем намерении любым возможным способом. Правоохранительные органы проводят проверку и, если человек не был замешан в серьезных преступлениях, члены АТК могут гарантировать ему помощь в беспрепятственном возвращении домой.

На Ставрополье его встретят родственники и правоохранители. Комиссия поможет вернувшемуся боевику адаптироваться к новым условиям жизни в рамках закона. Все подобные случаи находятся на личном контроле губернатора Ставропольского края.

НА ЗАМЕТКУ

Куда обращаться в экстренных случаях:

(8652) 30-64-03 - Аппарат антитеррористической комиссии Ставропольского края.

(8652) 94-04-40 - Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Ставропольскому краю.

(8652) 30-44-44; 30-44-43 - Главное управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Ставропольскому краю.

102/112 - Единый экстренный канал помощи (для операторов мобильной связи).

*Деятельность запрещена на территории России.