2016-08-24T03:42:40+03:00

Жителям Барсуковской за 10 лет после наводнения жилье так и не восстановили

Станичники до сих пор ютятся в недостроенных «скворечниках» [смотрите видео]

Жителям Барсуковской за 10 лет после наводнения жилье так и не восстановили.Александр КОНАРЕВ

Изменить размер текста:

Страшное наводнение в Крымске напомнило ставропольцам о стихии, которая произошла в крае 10 лет назад. 20 июня 2002 года за одни сутки выпало три месячные нормы осадков! Затопило 28 населенных пунктов, было разрушено около 7 тысяч домов, повреждены линии электропередачи, дороги и дамбы, водозаборы, прекращена подача воды в Невинномысск и Кочубеевский район. В небе над Ставропольем без конца летали вертолеты пограничников и спасателей. Крыши домов в затопленных поселках чуть возвышались над мутной водой. Людей почти не было: за трое суток эвакуировали более шести тысяч человек.

Кочубеевский район пострадал больше других. Левый берег Кубани очень высокий, так что левобережным населенным пунктам повезло. А вот станицы на правом берегу - Барсуковская, Новокубанская, Дегтяревка, Прогресс - оказались затоплены. Некоторые жители не смогли покинуть свои дома. Люди сидели на крышах, а с вертолетов им спускали хлеб и пластиковые бутылки с водой.

Пенсионерка Евдокия Левченко всю свою жизнь прожила в станице Барсуковской. Говорит, что вода хлынула практически мгновенно.

ВСЕЛЕНСКИЙ ПОТОП БАРСУКОВСКОГО МАСШТАБА

Пенсионерка до сих пор боится дождя  и переживает за крымчан. Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

Пенсионерка до сих пор боится дождя и переживает за крымчан.Фото: Дмитрий АХМАДУЛЛИН

- Ко мне дочь приехала и кричит: «Мама, вода подступает»! Мы только успели документы собрать. Никто ведь не предупреждал о том, что вода идет. Хотели бежать к соседу, а там уже потоп! Волны бешеные, свиньи плывут, коровы... мы на иву забрались и просидели там почти сутки! - со слезами вспоминает жительница станицы Евдокия Васильевна.

- Улица Мира, где проживает семья Левченко, находится неподалеку от правого берега Кубани. Во время наводнения эта часть станицы превратилась в сплошной бурлящий поток. Некоторые жители не успели спастись, утонули прямо у себя в домах. В основном это были саманные хаты, которые размокли за считанные минуты и сложились, как карточные домики.

- Нас никто не спешил спасать, лодки плавали, но после того, как один спасатель утонул, нас подбирать перестали. Столько страху натерпелись! Потом солдатиков нагнали, с летного училища - им низкий поклон. Помогли нам, вытащили из воды и досыта накормили, - рассказывает Евдокия Васильевна.

Со слов Натальи, дочери Евдокии Левченко, помощь пришла только на третьи сутки. Станичники были в растерянности, мокрые и голодные. Воды питьевой не было. В Барсуковской творилась паника. Однако это еще не все испытания, которые выпали на долю жителей.

Тем, кто не уехал из своих затопленных домовладений, выплатили первую денежную компенсацию - 2 тысячи рублей.

- Боком вышли нам эти деньги. Сволочи из местной администрации гоняли нас, толкали, оскорбляли. Натерпелись мы. Чуть позже, когда дали на семью 50 тысяч рэ, сказали: «Все!» А у меня дома всю мебель водой вынесло, 200 штук нутрий утонуло. Мы их так кучкой и сложили у калитки. Предупредили бы нас, я хотя бы клетки открыла, и они спаслись, - жалуется Евдокия Васильевна.

Жить семье Левченко, как и многим их соседям, было негде. Когда сошла вода, разбили около разрушенных домов палатки и до декабря (!) жили там. Выпал снег, оставаться на улице было невозможно. Стали перебираться к тем, у кого хоть как-то жилье уцелело.

«НЕ ПОДПИШЕШЬ ДОГОВОР - ДЕНЕГ НЕ УВИДИШЬ!»

Вся страна в то время переживала за жителей Ставрополья. Со всех уголков России поступала гуманитарная помощь. Федеральные власти перечислили краю крупные денежные суммы на строительство новых домов в станице Барсуковской. Чтобы в сжатые сроки, до наступления холодов, у каждого пострадавшего появилась крыша над головой. Собственно, в этом и состояла роковая ошибка властей. Как только местные чиновники получили федеральные средства, их необходимо было срочно «оприходовать». Да еще и постоянные гости из столицы регулярно посещали затопленные районы с проверкой. В Кочубеевский район нагнали строительные организации, цель которых заключалась не в том, чтобы быстро, а главное, качественно, построить дома, а чтобы как можно скорее забрать со счетов станичников безналичные средства. Схема выглядела следующим образом. Каждому главе семьи был выдан сертификат на строительство нового дома. В среднем он оценивался в 300 - 340 тысяч рублей. Семья в свою очередь заключала договор о строительстве с подрядной организацией и в три этапа с сертификата через банк должна была перечислять средства за выполненную работу. Оставшиеся 5% от суммы владелец мог использовать по своему усмотрению на исправление возможных недочетов. Как только федералы перечислили деньги и сертификаты были переданы на руки станичникам, началось откровенное давление со стороны местных властей и подрядчиков.

- За мной приехали поздно вечером, помню, снег еще шел. Посадили в машину, я не одна была, ехали еще такие же пенсионеры. Привезли в Кочубеевку к подрядчикам и приказали подписать какие-то договоры. Мол, если не подпишешь, денег и вовсе не увидишь. Я и подписала. А как оказалось позже, это были акты о выполненной работе. Мол, дом уже построен, и я претензий к строителям не имею. А по факту у меня только фундамент на тот момент вырыли, - рассказывает пенсионерка.

За строительство дома семьи Левченко взялась ростовская строительная организация «Пенодом». Возводить стены она не торопились, шло время, и дочь Евдокии Васильевны решила разорвать с ней контракт и договориться с местными строителями. Мол, свои не должны подвести.

- Я пошла разрывать договор о строительстве, так дело до драки дошло, - вспоминает Наталья Левченко. - Мне руку дверью отбили и зонт сломали. Еще и пригрозили. Но после потопа мне уже ничего в этой жизни не страшно.

ИЗБУШКИ НА КУРЬИХ НОЖКАХ

С горем пополам ставропольские строители взялись возводить дом, правда, уже в другом конце села. Его прозвали «показательным». Станичники до сих пор помнят, как там зимой асфальт постелили и самого президента страны водили вместе с министром МЧС. Простых жителей к ним не подпускали. Мол, охрана у них и все такое. А очень хотелось рассказать о том, как строятся дома, - крыши наперекосяк, текут постоянно. По акту выполненных работ вроде как и газоны есть, и заборы, и кафель в санузле. А на самом деле деньги строители поделили между собой, и по сей день в Барсуковской красуются десятилетние «недострои». У кого были деньги и силы, сами достроили, а старики так и живут в наспех сколоченных «скворечниках».

Зачем они лишние дома построили? Тут много домов заброшенных. Разве можно тут жить? Такие средства потрачены! А мне самой пришлось денег чуть подсобирать и хотя бы железом обить. Потом еще чуть собрала и кирпичом обложила. А у кого денег нет, так и бросили это подворье, - рассказывает пенсионерка Евдокия Черкашева.

Вспоминает, что от гибели вместе с супругом еле спаслись. Когда пришла большая вода, во дворе на столе спасались. Мимо проплывала деревянная лестница, забрались по ней на крышу веранды, двое суток там просидели, пока с крыши их не сняли солдатики, как ласково называют здесь курсантов летного училища. Чуть позже получили строительный сертификат, по которому и был выстроен деревянный домишко.

- О том, как нам отдавали оставшиеся 5% от суммы сертификата, лично я могу рассказать отдельную историю. Я до самого президента дошел! - вступает в разговор пенсионер Николай Баканов. - Написал письмо Путину, что акты о выполненных работах обратно не возвращают! Так через полмесяца пришли из местной администрации и отдали все бумаги и деньги. А это 17 тысяч! Для пенсионера огромная сумма. А вот Евдокии Васильевне до сих пор ничего не отдали. Издевательство и беспредел!

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

О наводнении в Краснодарском крае станичники услышали по телевизору. До сих пор на улицах обсуждают ситуацию в Крымске. Собирают воду, вещи, кто что может дать. Говорят, что их понимают всем сердцем.

- Я плакала в голос, как услышала про крымчан. Как же это страшно в один момент лишиться всего, что было. Да еще столько людей утонуло. Пусть только власти не поступают так, как с нами. Ведь еще Черногоров по телевизору тогда еще назвал нашу станицу неживой. А нам так жить хочется, даже спустя столько лет после потопа! - плачет Евдокия Левченко.

На пороге восстановленной собственными силами хатки пенсионерки теперь всегда лежит топор. Говорит, примета такая есть, чтобы дожди не заливали больше нашу станицу.

Еще больше материалов по теме: «Общество Северного Кавказа»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также