Северный Кавказ
Коронавирус Covid-19

«Наше главное оружие буквально убивало людей»: врач назвала фактор, повышающий смертность от коронавируса в несколько раз

Заведующая реанимацией рассказала «КП» о работе в «красной зоне» и о том, когда закончится пандемия
Заведующая отделением анестезиологии и реанимации Городской больницы №4 в Грозном Хеда Шамаева рассказала о работе в «красной зоне»

Заведующая отделением анестезиологии и реанимации Городской больницы №4 в Грозном Хеда Шамаева рассказала о работе в «красной зоне»

Фото: Иван МАКЕЕВ

– То, что я сейчас буду рассказывать, больше похоже на военные хроники, но и мы здесь все, как на войне. Мне сложно сказать, сколько я выплакала за это время, с марта по ноябрь, – рассказывает Хеда Шамаева, заведующая отделением анестезиологии и реанимации 4-й клинической больницы города Грозный. – Мы теряли пациентов, коллег, болели сами, а поздним вечером, когда выползали после 12 ночи из «красной зоны», праздновали такие важные победы.

Война и уход в монастырь – два сравнения, которые точнее всего описывают пандемию с точки зрения врачей. 8 последних месяцев у них нет жизни – только борьба за жизнь.

– Нам не позволено. Даже если иногда очень хочется выбраться и вздохнуть полной грудью. Спасибо ресторанам Грозного и добрым людям, которые передавали нам роскошные и вкусные блюда, – это был наш способ выдохнуть. Так, поздним вечером, мы праздновали большие победы. Например, когда нам удалось вытащить коллегу, которая больше полутора месяцев лежала под ИВЛ с тотальным поражением легких (по данным Минздрава Чечни, было поражено 98% ткани, – ред.). Я помню, как плакала тогда от восторга и торжества. И всегда буду помнить, как плакала над теми, чье время смерти уже огласили коллеги и я сама.

По словам Хеды, спасение пациента, длительно находившегося под ИВЛ – почти чудо. Именно попадание под аппарат искусственной вентиляции легких становится чертой резкого повышения смертности больных.

– Я помню, в каком шоке мы, врачи, пребывали в первое время пандемии. Наше главное оружие буквально убивало людей! Аппарат, который был нашим главным оружием в борьбе со всеми пневмониями, в случае с коронавирусом помогал в разы меньше, а где-то даже ускорял течение болезни. Для примера: в нашей больнице люди, которых сняли с длительного ИВЛ – это буквально единицы. Хотя на данный момент благодаря правильному выбору препаратов ситуация значительно улучшилась.

За восемь месяцев врачи реанимации научились предсказывать течение болезни и не допускать ухудшения состояния большинства пациентов.

– Это наша большая победа и наша гордость – за последнее время у нас почти никто не доходит до критического состояния, в котором нужна искусственная вентиляция и ИВЛ. Переболев сами, изучив коронавирус на сотнях примеров, мы выявили свои закономерности. Например, коронавирус мы определяем по КТ, а не по тесту. Поэтому у нас две категории пациентов: с положительным тестом на COVID-19 и с отрицательным. Сначала я думала, что разницы нет, но теперь мы даем «положительным» больным бОльшие дозы лекарств, чем «отрицательным». Статистически у них течение болезни более тяжелое и необходимо не допустить возможного стремительного ухудшения.

Опытный врач подчеркивает: для ковида характерны бессимптомные пневмонии с поражением легких. Поэтому даже отрицательный тест не может гарантировать, что вы не переболели. Или не болеете в данный момент.

– Насколько я понимаю, вторая волна будет затяжная, сезонная, до конца зимы. Однако когда все это окончательно закончится, предположить не могу. Вероятно, конец коронавирусу может положить только тотальная вакцинация населения. Кстати, могу сказать, что у меня все еще остается достаточный уровень антител, хотя переболела я полгода назад. Тут мы заметили очень интересный факт: количество антител резко снижается после банального ОРВИ и гриппа. Поэтому сейчас так важно проходить вакцинацию. Пожалуйста, помните об этом, – резюмирует Хеда Шамаева.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Меня это спасло от ИВЛ»: пациентка с 70-процентным поражением легких рассказала

Людмиле Яременко 74 года. Как пожилой врач-терапевт она в первые месяцы пандемии работала на удаленке. Когда ситуация немного утихла, вышла на приемы в 9 поликлинику Ставрополя. Однако женщина заразилась коронавирусом не на работе, а в гостях (подробности).

КСТАТИ

«Коронавирус непредсказуем»: медик рассказала о внезапной гибели выздоравливающих больных

Самолечение антибиотиками в пандемию усложняет и без того нелегкий труд врачей. Как известно, бесконтрольный прием антибактериальных препаратов нередко провоцирует устойчивость к ним микроорганизмов. Сегодня, говорят в COVID-госпитале Ставрополя, эта проблема — налицо (подробности).