Премия Рунета-2020
Северный Кавказ
Здоровье16 апреля 2020 15:00

«Некоторые «сгорают» в одночасье»: реаниматолог рассказал, чем страшен коронавирус

«Комсомолка» поговорила с врачом, работающим в реанимации инфекционной больницы Махачкалы
Каждый день бывший главврач по несколько раз в «зону заражения». Спасать пациентов в реанимации

Каждый день бывший главврач по несколько раз в «зону заражения». Спасать пациентов в реанимации

Фото: Андрей АБРАМОВ

— Мне не страшно, я врач в третьем поколении, — со спокойным достоинством признается Наби Кураев, бывший главный врач районной больницы села Хунзах, а теперь анестезиолог-реаниматолог главной «инфекционки» Дагестана в Махачкале. — Я узнал, что нужны анестезиологи и поехал. Я делаю то, что должен. Вам кажется, что у меня есть выбор, но его нет.

Каждый день Наби надевает химзащиту, маску, перчатки, чтобы уйти в «зону заражения», в реанимацию.

— Здесь уже нет тех, кто не верит в коронавирус и тех, кто не боится. Здесь в глазах у людей написан страх. Если они, конечно, в сознании и могут открыть их, — продолжает врач. — Это по-настоящему опасная болезнь.

Возрастных рамок у коронавируса нет: самому маленькому пациенту в реанимации «инфекционки» 10 месяцев. Хотя большинство — люди возрастные.

— Самое пугающее в этой болезни — непредсказуемость, — говорит Кураев. — Кто-то ее легко переносит «на ногах». Другие могут «сгореть» в одночасье. Состояние иногда ухудшается до тяжелого за сутки. Вчера ты еще ходил и чувствовал недомогание, как при ОРВИ, а сегодня уже в реанимации, плохо понимаешь, что происходит вокруг.

Наби Кураев решил, что останется в «инфекционке» до конца. Любого конца

Наби Кураев решил, что останется в «инфекционке» до конца. Любого конца

Фото: Личный архив героя публикации

По словам врача, у пациента, переболевшего COVID-19, есть риск остаться инвалидом.

— Даже у тех, кто переносит вирус на ногах, вроде, с виду все нормально. А смотришь на снимок легких и видишь, что все очень непросто. Часть альвеол («ячеек», из которых состоят легкие — ред.) просто перестает работать, развивается пневмофиброз (образование в легких рубцов и утолщений, затрудняющих работу легких — ред.) Восстановятся ли они? Скорее всего, только отчасти. Точного ответа на такие вопросы у меня сейчас просто нет, — говорит медик.

По словам Кураева, с каждым днем пациентов все больше:

— Нагрузка только растет. Сначала работали в 1-2 смены по 4-8 часов. Сейчас уже по 2-3 смены в сутки.

Наби уже неделю не видел жену и детей, соскучился, но покидать территорию «инфекционки» нельзя. Дважды в неделю врачей проверяют на коронавирус, пока положительных результатов ни у кого не было.

— Нам некогда жаловаться, думать об опасности. Нам приходится работать столько, сколько нужно. Столько, сколько можем. Мне плевать на риск и усталость. Я принял решение. Я здесь до конца. Любого.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Меня просто срубило»: российский депутат рассказал о коронавирусе, жизни в боксе и странных симптомах

— Почувствовал, что болею, я в прошлую пятницу. За выходные меня просто срубило. Появились серьёзные и странные симптомы: дико раскалывалась голова, ломота в костях. Кроме всего прочего, я напрочь потерял обоняние, а у меня, обычно, гиперчувствительность. Я даже духами из-за неё не пользовался и ни при каких болезнях её не терял. Это и стало решающим фактором: когда в понедельник ко мне пришёл лечащий врач, я попросил у него взять у меня все возможные анализы, в том числе и на коронавирус, — рассказал «КП - Северный Кавказ» депутат Народного собрания Республики Дагестан Тимур Гусаев (подробности).

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Беременная 27-летняя девушка скончалась от коронавируса в Дагестане

За последние сутки в Дагестане зафиксированы сразу три смерти от новой коронавирусной инфекции. Одной из жертв стала 27-летняя девушка, находившаяся на четвёртом месяце беременности. Сначала врачи диагностировали пиелонефрит. Потом оказалось, что болезнь усугубил коронавирус (подробности).