Премия Рунета-2020
Северный Кавказ
+5°
Происшествия23 октября 2021 12:28

Первое в России дело о женском обрезании может остаться без виновного

Отец заманил малолетнюю дочь в Ингушетию, чтобы "обезопасить" ее от сексуального возбуждения
По делу проходит только одна обвиняемая

По делу проходит только одна обвиняемая

Фото: Алексей БУЛАТОВ

В Ингушетии возобновили слушания по первому в России делу о женском обрезании. Слушания в мировом суде не шли почти пять месяцев из-за проведения очередной экспертизы. И теперь есть риск того, что производство могут прекратить из-за срока давности преступления.

22 июня 2019 года отец забрал у бывшей супругу Лины дочь и сына на выходные. Для женщины это была огромная радость, потому что мужчина редко интересовался жизнью детей. Но через день их вернули на рейсовой маршрутке. Платье 9-летней Аиши было в крови. Выяснилось, что накануне мачеха повела девочку в клинику "Айболит", где ей сделали обрезание. Причем детский гинеколог Изаня Нальгиева не потребовала у женщины документов о родстве - ей хватило фразы "Я ей почти как мама".

- Аише врач сказала, что надо сделать прививку, такую делают всем девочкам. Дочь ответила, что мама и бабушка против прививок, даже в школе написали отказ. Тогда Нальгиева стала пугать, что если не сделать, она умрет. Потом врач и мачеха насильно уложили ее в кресло, третий какой-то человек помогал. Ну и насильно все сделали, - рассказывала Лина корреспонденту "Комсомольской правды".

Девочку наскоро перебинтовали и отпустили. Отец дал сыну 500 рублей и велел возвращаться во Владикавказ. Всю дорогу незажившая рана кровоточила, девочке пришлось терпеть адские боли. Единственное, что сделал отец в этой ситуации, - посоветовал сыну посадить сестру у окна.

- Уже дома Аиша рыдала навзрыд: "Мамочка, я не умру? Когда "это" пройдет?" Я плакала вместе с ней, потому что знаю, какая это боль. Аиша перестала есть, поднялась температура. Ужас, что мы пережили. Конечно же, я позвонила мужу, спросила: "Зачем?". Он сказал: "Чтобы она не возбуждалась".

По факту незаконной операции было возбуждено уголовное дело по статье "Причинение легкого вреда здоровью". Его единственным фигурантом остается Нальгиева. По ее словам, у ребенка были клинические показания к операции. Но как это можно было выявить менее чем за сутки - бывший медик "Айболита" не поясняет. На одном из допросов медик все-таки признала, что операция была религиозным ритуалом. Но позже она изменила показания. Отметим, что другие участники истории - руководство клиники, отец и мачеха - фигурантами дела не стали.

Прейскурант "Айболита" до уголовного дела

Прейскурант "Айболита" до уголовного дела

Фото: Дина КАРПИЦКАЯ

Максимальное наказание по обвинению Нальгиевой - четыре месяца ареста, что квалифицирует преступление в категорию "небольшой тяжести" и определяет, что производство будет проходить в мировом суде. Согласно законодательству РФ, у таких статей короткий срок давности - два года с момент совершения преступления. С момента эпизода, который вменяют Нальгиевой, прошло уже почти 2,5 года. Ходатайство об освобождении от уголовной ответственности пока не поступало.

Такая длительная задержка связана с проведением многочисленных экспертиз. Из-за чего, например, в ноябре 2020 года суд прервал рассмотрение дела из-за проверки версии, почему проводилась операция. Гинеколог пыталась доказать, что у ребенка были медицинские показания для хирургического вмешательства.

ПО ТЕМЕ

Отрезать нельзя оставить: муфтият пояснил, когда можно делать женское обрезание

Тему начали обсуждать после истории 9-летней девочки из Ингушетии, отец которой не хотел, чтобы дочь возбуждалась [подробности]